Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Феномен человека на фоне универсальной эволюции

Глава IV Фундаментальная сущность эволюции

Нефизические поля взаимодействий сотканы из физических

4.2.1.2 После Гурвича: варианты биополя

По счастью, научное сообщество не является монолитом единомышленников, поэтому идея биологического поля продолжает жить. Назовем здесь, прежде всего, работы П.Ф. Рокицкого [1929 а, б], который развивал идею «поля действия генов» и который взялся за эту тему по инициативе директора Института экспериментальной биологии, в котором он работал, Н.К. Кольцова, воспринявшего идею клеточного поля Гурвича [Кольцов, 1936. С. 559, 582; Баглай, 1979. С. 144-145; Бабков, 1983. С.73]. Идеи гурвича разделяет Н.П. Залюбовская [1970], изучающая воздействие на живое электромагнитных волн в ммдиапазоне (миллиметровые и субмиллиметровые волны). И.С. Добронравова и С.П. Ситько [1994], сочувственно анализирующие работы Залюбовской, сами высказываются в духе идей Гурвича.

Сходные идеи развиваются за рубежом. Идею хромосомного поля разрабатывает Р. Гольдшмидт [Goldschmidt, 1940], считающий, что хромосома — это целостная упорядоченная система и что определенные нарушения ее «полей» приводят к резким изменениям эмбрионального развития [Голубовский, 2000. С. 68]. Идеи хромосомного поля придерживаются А. Лима-де-Фариа [Lima-de-Faria, 1954] и Э.Янч [Jantsch, 1980]. О морфогенетическом поле эмбриона говорят авторы обзора [Гилберт и др., 1997]

Особо выделим Р. Шелдрейка [Sheldrake, 1981] с его «формирующей причинностью», придающей морфогенетическому полю Гурвича не вполне материалистический смысл: «Гипотеза формирующей причинности [formative causation] предполагает, что морфогенетические поля играют причинную роль в развитии и сохранении форм систем на всех уровнях сложности... Эта предполагаемая причинная обусловленность [causation] формы морфогенетическими полями названа формирующей причинностью, чтобы отличить ее от энергетического типа причинности, с которой физика уже столь основательно имела дело. Хотя морфогенетические поля могут существовать только около своих проявлений [can only living about their effects] в сочетании с энергетическими процессами, сами по себе они не являются энергетическими [they are not in themselves energetic]» [Op cit. P. 71]. «В системе Дриша... специфические формы живых организмов были обусловлены неэнергетическим агентом, энтелехией. Морфогенетические поля... играют сходную роль в проведении [guiding] морфогенетических процессов к их специфическим финальным формам. Но их природа остается столь же неясной [obscure]» [Op cit. P. 59].

Более материалистическим представляется взгляд на биополе В. JI. Воейкова: «В семидесятые годы германский физик Фриц-Альберт Попп... подтвердил многие экспериментальные результаты Гурвича... Анализ свойств излучения биологических объектов... показал, что они излучают когерентный свет! Другими словами, они представляют собой естественные лазеры... Излучение с такими свойствами способны давать только системы молекул, которые ритмично переходят из одного состояния в другое, колеблются между этими состояниями, „вибрируют" как единое целое... поскольку из всех биологических молекул именно ДНК — наиболее высокоупорядоченные (когерентные) приемники и источники излучений, то и запись, и считывание „текстов" в них должны быть под „нормирующим" контролем синтетического поля Целого... Именно благодаря этому обеспечивается высочайшая степень целостности организма: событие, происходящее в какой-либо его части, немедленно становится событием для всего организма... Эволюция направлена в сторону расширения круга элементов, поведение которых все в большей степени координируется их взаимодействием друг с другом и с Целым» [Воейков, 1996. С. 54-55].

Идеи Шелдрейка и Воейкова во многом разделяются Ю. В. Чайковским, более склоняющимся к нематериалистической трактовке биополя первого из этих авторов: «Разнородные суждения прежних биологов о поле можно резюмировать словами... Светлова: хотя теория поля „наталкивается на очень большие трудности", однако „как образ мысли она прочно вошла в обиход механики развития" [Светлов, 1978. С. 243].» В недавнее время теория биополя вновь привлекла внимание в двух планах сразу. Во-первых... была открыта лазерная природа митогенетических лучей Гурвича, а сам эффект сверхслабого излучения оказался имеющим всеобщее распространение и необходимым для всех жизненных процессов... Во-вторых же, были открыты гены, управляющие основными полями морфогенеза. Поле в представлении эмбриологов — та сила, которая в ходе онтогенеза понуждает клетки располагаться в надлежащем порядке... Как это конкретно происходит, мы еще не знаем» [Чайковский, 2003. С. 216]. «Конкретной причиной изменения онтогенеза, вызывающей появление новых видов, в настоящее время можно назвать изменение эмбрионального поля, которое, хотя бы иногда, вызывается переключением гомеозисных генов» [Там же. С. 284]. Противопоставление идеализма материализму, идущее еще из Античности, многие, в том числе Шелдрейк, считают устаревшим. Добавлю, что морфическое поле не выдумано Шелдрейком, а в каком-то смысле взято из нынешней физики: среди физиков складывается убеждение в том, что мир — не столько набор тел, сколько взаимодействие полей. Шелдрейк не одинок, когда пишет: «Поля более фундаментальны, чем материя», они — «области влияния в пространстве и времени. Их природа более напоминает модификации в пространстве, чем что-либо, истекающее из материи или творимое ею» [Там же. С. 321].

4.2.1.3. Вывод: на месте биологических полей детекторы обнаруживают физические

Автор этих строк не разделяет нематериалистические представления (см. разд. 5.2.4). Тем не менее и за ними, уверен, стоит нечто реальное. Из рассказанного в разд. 4.2.1.1-4.2.1.2, мне кажется, может быть выделен следующий сухой остаток. Во-первых, органическая клетка и многоклеточная структура ведут себя так, как если бы ими «руководило» некое «клеточное» или «надклеточное» поле, которое, однако, до сих пор никому не удалось детектировать как нефизическую сущность. Во-вторых, и это все, что реально удалось детектировать, живые клетки излучают электромагнитные волны в определенном (миллиметровом и субмиллиметровом) диапазоне, источник которых не поддается локализации в клетке и которые, если ими облучать живую клетку, оказывают на нее определенное «биологическое» воздействие.

Таким образом, на месте биологических полей детекторы обнаруживают физические (электромагнитные) поля. Этот факт представляется фундаментальным, особенно если его сопоставить с тем, что физические же поля обнаруживаются и на месте химических полей. Его мы и положим в основу дальнейшего рассмотрения.

Отметим обстоятельство, которое представляется здесь решающим. К выводу о том, что на месте биологических и химических взаимодействий обнаруживаются лишь физические поля, приходят, используя физические же приборы, т. е. приборы, которые настроены на физические поля и которые ничего другого не могут обнаружить в принципе. Я уверен в том, что изучать биополя с помощью физических приборов можно и должно, но это ровным счетом ничего не скажет о специфических свойствах биополей. Специфику биологических полей следует изучать посредством биологических же детекторов, примерами которых являются культуры дрожжей и бактерий, использованные Гурвичем для детектирования митогенетического излучения клетки, и наши с вами органы чувств.





Назад     Содержание     Далее
















Друзья сайта: