Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Феномен человека на фоне универсальной эволюции

Глава V Дихотомия система/среда в феномене эволюции

Автогенез: эволюция движется внутренними взаимодействиями

5.2.2 Возрождение идеи автогенеза в последней трети XX - начале XXI вв.

Идея автогенеза тлела на протяжении всего XX в., задавленная эктогенетическими концепциями, прежде всего — дарвинизмом (см. разд. 5.3). Сегодня автогенетические концепции вновь выходят на первый план.

Это происходит в экологии: «Накопленные к настоящему времени данные свидетельствуют о том, что сущность сукцессий определяется превде всего внутренними ценотическими факторами, взаимодействием компонентов сообществ. Физическое окружение может влиять на направление, скорость сукцессий, вызывать их начало или тормозить, но не является их причиной и механизмом. Среди экологов все более укрепляется мнение о том, что сукцессия сообществ есть результат жизнедеятельности самого сообщества [Одум, 1975]. Этот постулат можно распространить и на весь процесс развития жизни. Так, М. М. Камшилов [1970] подчеркивает, что изменение условий жизни - неизбежное следствие самой жизни» [Чернов, 1983. С. 472].

В исследованиях биосферы: «Биосфера — это планетная система, материально-энергетическая устойчивость которой определяется всей совокупностью органических форм... источником развития биосферы выступают противоречивые взаимодействия между всем живым и косным веществом в поверхностной оболочке Земли... Ведущая роль в этом взаимодействии принадлежит жизни» [Колчинский, 1990. С. 15].

Достаточно прочно укоренились автогенетические воззрения в молекулярной биологии и теории молекулярной эволюции, где широко используется понятие самосборки (см. разд. 4.4).

Особенно отчетливо проступает автогенетическая идеология в бурно развивающейся последние десятилетия теории самоорганизации. Ее развитие, однако, скомкано трактовкой энтропии реальных систем как меры беспорядка, запрещающей изолированной системе усложняться и позволяющей ей это делать лишь при участии среды. В результате теория самоорганизации в значительной своей части деформировалась в свою противоположность — в эктогенетическую ветвь теории эволюции, которая сегодня тесно связана с синергетикой и теорией диссипативных структур Брюссельской школы И. Пригожина (см. разд. П.5.2.4), утверждающей, что эволюционное развитие происходит за счет среды, в которой рассеивается (диссипирует) энтропия, возникающая в самоорганизующихся системах.

Об эктогенетической ветви эволюционизма см. в разд. 5.3, а здесь мы продемонстрируем, как происходит деформация автогенетической идеи под давлением трактовки энтропии как меры беспорядка. Это будет сделано на примере Э.Янча [Jantsch, 1975, 1980], в концепции универсальной эволюции которого теория диссипативных структур занимает центральное место.

Янч описывает эволюцию в сторону самопорождения структур на разных эволюционных уровнях (которые мы называем эволюционными «этажами») как последовательность нарушений (разрывов — breaks) фундаментальных симметрий соответствующих уровней. С этим можно согласиться, добавив, что сами эти нарушения симметрии вызываются движущими эволюцию взаимодействиями.

В заслугу Янчу следует поставить и детальное обсуждение им существенно открытых, или автопойэтических (см. разд. 5.5), систем, важная роль которых в эволюции несомненна. Однако, находясь в плену трактовки энтропии как меры беспорядка, он делает акцент на том, что автопойэтические системы сбрасывают излишки энтропии в среду, тогда как, на наш взгляд, их эволюционная функция совсем в другом — в интенсификации метаболизмов за счет взаимодействия автопойэтических систем друг с другом и с «косными» (неавтопойэтическими) системами (см. разд. 5.5).

Трактовка энтропии как меры беспорядка доводит Янча и до еще более «сильного» утверщения, — последовательно придерживаясь флуктуационной гипотезы Больцмана—Пригожина (см. разд. 3.2.2 и П.5.2.4), он приходит к выводу, что жизнь — это большая флуктуация.

Особенно же непоследователен (размыт) Янч, обсуждая движитель эволюции. Самопорождение структур в ходе неорганической эволюции он объясняет физическими взаимодействиями, что нормально. На уровне прокариот и эукариот — действием «метаболического разума», что вполне в духе витализма и панпсихизма (см. разд. 5.2.4) и что довольно странно для такого секуляризованного автора как Янч. Эволюцию на еще более высоких уровнях организации материи он объясняет действием «нервного разума», что, опять-таки, странно, если не перевести разговор в обсуждение ментальных и поведенческих самосборок, несомненно играющих существенную роль в эволюции животного мира и социума.

Автогенетическая идея пробивает сегодня себе дорогу в самых разных направлениях. П.Девис [1989] предлагает картину Вселенной, в которой четыре физических вида взаимодействия (электромагнитные, гравитационные, слабые и сильные), объединяемые им в единой суперсиле, отвечают за все изменения в мире. Присоединяясь к идее взаимодействий как движителя всех изменений, мы не согласны с тем, что якобы «все происходящее в природе можно свести всего к четырем фундаментальным взаимодействиям», физические и нефизические взаимодействия, на наш взгляд, связаны более сложным образом (см. разд. 4.2.2).

Автор довольно поверхностной, на наш взгляд, книги [Черникова, 1987] рассматривает развитие как неотъемлемое свойство материи, осуществляющей универсальную эволюцию. Все было бы замечательно, если бы И. В. Черникова не придерживалась стандартных на сегодняшний день воззрений Пригожина и др. на самоорганизацию как процесс самоусложнения диссипативных структур за счет среды с опорой на трактовку энтропии как меры беспорядка. Не будучи в силах, поэтому, объяснить противоречие между законом возрастания энтропии с наблюдаемым эволюционным усложнением, она утверждает, что проблема направленности эволюции вообще не имеет решения.

Шведский цитогенетик А. Лима-де-Фариа [1991] считает органическую эволюцию продолжением эволюции физического мира в едином процессе самоорганизации материи. В его концепции центральным является понятие импринта, т.е. отпечатка, накладываемого на вновь возникающие структуры предшествующими уровнями эволюции.

Концепция Лима-де-Фариа похожа на развиваемую автором этих строк упором на прогрессивные самосборки (см. разд. 4.4). По ряду существенных пунктов, однако, наши концепции расходятся. Вот некоторые из них. Лима-де-Фариа: 1) трактуя энтропию как меру беспорядка, полагает, что органическая эволюция «обходит» закон возрастания энтропии; 2) не дает объяснения наблюдаемому направлению эволюции в сторону усложнения; 3) не разводя прогрессивную и адаптивную органическую эволюцию, утверждает, что адаптация диктуется исключительно автоэволюцией; 4) ничего не говорит о первичной адаптивности самосборок (см. о ней разд. 4.4.1); 5) отрицает присутствие в эволюции стохастической компоненты (см. разд. 4.1.4); 6) сводит биологические взаимодействия к физико-химическим; 7) не рассматривает социальную эволюцию и эволюцию Земли и Вселенной.

В работах Ю. В. Чайковского [1990, 1993, 2002, 2003] провозглашается антидарвинистский взгляд на эволюцию, которая предстает у него как самоорганизация материи и происходит посредством эволюционных самосборок (см. его высказывание в разд. 4.4) в сторону роста разнообразия с участием системности и сродства (заметим, что системность и сродство принадлежат к тому же кусту понятий, что и саморазвитие материи). Однако автогенетическая концепция, на наш взгляд, носит у Чайковского недостаточно последовательный характер, он так и не решается сказать, что органическая эволюция (а он рассматривает в основном именно ее) не нуждается в каком-то особом движителе, которым (как полагают последовательные автогенетики, включая автора этих строк) является сама (самоорганизующаяся) органическая материя. Следуя Р. Шелдрейку [Sheldrake, 1981], он склонен считать природу движителя органической эволюции нематериальной (см. разд. 4.2.1.2) и неизвестной

Сложные (непроясненные) отношения связывают Чайковского и с энтропией. В книге 1990 г. он разделяет традиционную точку зрения на энтропию как меру беспорядка, стандартным образом преодолевая конфликт между законом возрастания энтропии и эволюционным усложнением посредством концепции диссипативных структур, в статье 1993 г. предлагает отказаться от понятия энтропии при обсуждении эволюционной проблематики а в книге 2003 г. понятие энтропии у него и вовсе отсутствует, хотя концепция диссипативных структур по-прежнему налицо [Чайковский, 2003. С. 212-215], что странно, поскольку эта концепция была вызвана к жизни именно противоречием между законом возрастания энтропии и эволюционным усложнением. Весьма туманно прописан Чайковским и вектор органической эволюции, соотношение же прогрессивной и адаптивной эволюции, более чем существенное для органической эволюции (см. пролог и разд. 4.4.1, 4.7.1-4.7.2 и 5.4), не обсуждается им вовсе.

Е. В. Ушакова [1992] очень четко провозглашает идею саморазвития материи, однако нам трудно всерьез анализировать работу, автор которой, претендуя на создание общей теории материи (ОТМ), строит «фундаментальную... индуктивно-дедуктивную схему супертеории (ОТМ). Понятие „индуктивно-дедуктивная схема" означает, что она включает в себя вершину индуктивных умозаключений, всеобщую индукцию супертеории» [Ушакова, 1992. Ч. 2. С. 8].

Находясь на «вершине индуктивных умозаключений», Ушакова включает в материю «чакры и другие энергетические составляющие животного организма. Чакры я обсуждать не готов. В работе такого рода очень трудно отделить плевелы от ржи.

Четкие антидарвинистские и автогенетические позиции занимает М. Д. Голубовский в монографии [2000], посвященной развитию генетики.

Особенно сильны автогенетические традиции в социальной сфере, поскольку здесь имеется возможность наблюдать за рождением изобретений, открытий и других новаций изнутри (см. пролог и разд. 4.7.3).





Назад     Содержание     Далее















Друзья сайта: