Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Феномен человека на фоне универсальной эволюции

Глава VIII Феномен человека

Человек во Вселенной

Согласно авторской космологической картине мира (см. разд. 6.9), в бесконечной трехмерной Вселенной рассеяно бесконечное множество космических систем масштаба нашей Метагалактики, а также иных, побольше и поменьше.

Достоверно известно, что по крайней мере в одной из метагалактик — в нашей — возник по крайней мере один — на Земле — очаг жизни. Существуют ли во Вселенной другие очаги жизни? В какой мере феномен жизни закономерен? Не было ли появление жизни в нашей Метагалактике делом случая? В какой степени появление жизни в данной конкретной метагалактике связано с ее специфическими характеристиками, отличающими ее от других метагалактик?

8.2.1. Антропный принцип

Эти вопросы входят в компетенцию знаменитого антропного принципа, который впервые появился в работах российского космолога Г. М. Идлиса [1958, 1959], а затем был независимо сформулирован Р. Дикке [Dicke, 1961] и Б. Картером [Carter, 1970; Картер, 1978]. Последний и дал ему принятое сегодня название — антропный (антропологический, антропогенный) принцип.

Антропному принципу посвящена большая литература, однако он «пока не получил общепринятой формулировки. Напротив, почти каждый автор формулирует его по-своему, причем неопределенность, неоднозначность всех этих формулировок остается очень большой» [Казютинский, 1986. С. 72]. Сходясь на том, что обитаемы только такие миры, которые обладают определенным комплексом свойств, разные авторы расходятся в оценке этого самого комплекса свойств, предопределяющего появление или непоявление жизни в данном мире.

Это объясняется, на мой взгляд, не только сложностью феномена жизни как такового и отсутствием у космологов наблюдательной базы относительно устройства Вселенной (см. разд. 6.3), но еще и их богатым математическим воображением, легко допускающим существование «миров» или «вселенных» в разных пространственных и/или временных измерениях и потому «разных до невозможности». Если же вы, как автор эти строк, соотнося математические гипотезы со скучной реальностью и отбрасывая наиболее фантастические из них как необязательные (слишком сильные), то «упрощаются» и ваши представления о метагалактиках, — размещаясь бок о бок в обычном бесконечном трехмерном пространстве, разные метагалактики не могут различаться столь кардинально.

Дикке первым (во всяком случае, печатно) стал «приспосабливать» Вселенную под человека: Вселенная, считает он, такова, какова она есть, именно потому, что в ней появился (должен был появиться?) человек. Поскольку при этом речь идет именно о Вселенной, а не о нашей Метагалактике, постольку в такой позиции явственно звучит теологический мотив (Творец создал Вселенную такой, какой мы ее видим, предполагая появление в ней со временем человека). Если, однако, Вселенную развести с нашей Метагалактикой, то теологический мотив преобразуется в научный: наша Метагалактика и на самом деле может быть такой, какой мы ее наблюдаем, потому, что в ней появился человек, но это просто из-за того, что метагалактики с другими свойствами могут оказаться несовместимыми с жизнью как таковой или с формами жизни, родственными нашей.

Картер, на наш взгляд, еще более запутал вопрос, предположив, что от одной метагалактики к другой могут изменяться мировые константы, и эта идея была взята на вооружение многими авторами. И опять же, мне кажется, из-за чересчур фантастических представлений космологов об устройстве Вселенной. В рамках же авторской «простой» космологической картины мира идея о непостоянстве мировых констант выглядит чрезмерной: трудно себе представить, чтобы простое перемещение в трехмерном пространстве от звезды к звезде или от метагалактики к метагалактике изменяло, например, постоянную тонкой структуры или массу электрона.

8.2.2. Авторская редакция антропного принципа

В литературе придается большое значение проводимому Картером различию между сильной и слабой формулировками антропного принципа. Согласно первой, Вселенная и должна была быть (задумывалась?) такой, чтобы в ней однажды появился человек (наблюдатель). Согласно второй, мы, люди (наблюдатели) возникли потому, что Вселенная такова, какова она есть.

Когда мы перестаем отождествлять нашу Метагалактику со всей Вселенной (см. разд. 6.4), различие между сильной и слабой формулировками антропного принципа нивелируется. Если конечно, при этом еще убрать из сильной формулировки необязательный здесь теологический мотив, как это было проделано в разд. 8.2.1 с позицией Дикке: наша Метагалактика и на самом деле приспособлена к человеку, но это только потому, что она одна из бесконечного множества метагалактик во Вселенной, среди которых, скорее всего, имеются и «безжизненные» и/или «нечеловеческие».

Ситуация с метагалактиками подобна ситуации с планетами Солнечной системы: вместо того чтобы утверждать, будто Земля специально приспособлена под человека, более разумно (более «научно») говорить, что условия на ней сложились оптимальными для его закономерного появления. На других планетах условия сложились иными, и человек там не появился.

Итак, если относить антропный принцип не ко Вселенной (не ко «вселенным»), а к сосуществующим в ней бок о бок метагалактикам, то у него, на наш взгляд, простой и совсем не мистический смысл: подобно тому как жизнь появилась не на всех планетах Солнечной системы, она могла появиться не во всех метагалактиках. Чтобы жизнь могла возникнуть и развиваться до появления разумных существ и далее, условия среды — то ли на данной планете, то ли в данной метагалактике — должны были оказаться в некотором «коридоре». Если этот коридор реально действующих во Вселенной условий узок, то жизнь представляет собой в ней крайне редкое явление, если широк, то жизнь — явление распространенное. В обоих случаях из-за бесконечности Вселенной количество очагов жизни в ней бесконечно.





Назад     Содержание     Далее















Друзья сайта: