Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Феномен человека на фоне универсальной эволюции

Глава VIII Феномен человека

Человек в социуме

8.3. Человек в социуме

Чем более усложняются социальные отношения, чем менее понятным становится для индивида устройство социума, тем чаще он задает себе вопросы о том, чту он, индивид, делает в социуме, зачем нужны те или иные профессии (скажем, футбол или живопись) и куда оно все идет?

8.3.1. Социум против индивида

Подобно многоклеточному организму, который жертвует порой частью клеток во имя своих «высших » интересов (см. в разд. 4.5.4 об апоптозе), социум легко поступается какими-то индивидами. Социум — это вполне самостоятельная сущность, интересы которой во многом расходятся с интересами индивида. Их взаимоотношения еще более усугубляются тем обстоятельством, что, не являясь, в отличие от индивида, разумным существом, социум не в состоянии объяснить индивидам, чего он от них «хочет». Поэтому, понуждаемые социумом действовать во многом поперек своих интересов, индивиды доходят до интересов социума собственным умом. Чем более усложнялся социум в ходе социальной эволюции, тем более нуждался индивид в некоем руководстве, которое бы объясняло ему, как и почему он должен сопрягать свои интересы с интересами социума.

Можно указать приблизительно, когда вопросы о месте индивида в социуме приняли особенно острый характер. Это произошло при переходе от чифдома с его достаточно простым и понятным племенным устройством к стратифицированному («классовому») обществу ранней древности с его весьма сложными внутри- и межгосударственными отношениями [Дьяконов, 1994]. Агамемнон и Одиссей (около 1200 г. до н.э.) еще возглавляли чифдомы, Перикл (V в. до н.э.) — это уже персонаж ранней древности. Впрочем, как раз Эллада с переходом от чифдома к ранней древности несколько запоздала, раньше нее это сделали Египет (середина IV тыс. до н.э.), Нижняя Месопотамия (начало III тыс. до н. э.) и Китай (середина II тыс. до н. э.).

С развитием государств ранней древности социальные отношения все более усложнялись, делаясь все менее понятными для индивида, и потому его взаимоотношения с социумом становились все более напряженными. Дабы подчинить себе индивидов (подобно тому как многоклеточный организм подчиняет себе клетки), усложнившийся социум должен был выработать для них правила поведения. Он их и выработал, причем в форме, обязательной к употреблению — религиозной.

Речь идет о феномене, который был назван К. Ясперсом [1991] феноменом осевого времени и который состоял в возникновении в IX—II вв. до н.э. в разных регионах мира религиозно-этических учений пророков Иудеи, Будды, Заратустры и Конфуция. Из всех пророков только Конфуций облек правила поведения членов социума в нерелигиозную форму, однако адепты поправили учителя, построив ему храмы и поклоняясь как божеству.

Разумеется, религиям осевого времени предшествовали ранние формы религии (см. о роли тотемизма в рождении иудаизма в разд. 4.3.4.4). Поскольку, однако, первобытные формы социума, включая чифдом, были достаточно простыми, постольку достаточно простыми были и соответствующие им религии — шаманизм, тотемизм, язычество. Учения осевого времени сделали гигантский шаг в направлении налаживания взаимоотношений между индивидом и существенно усложнившимся социумом. Снабдив индивида нравственно-этическим компасом, помогающим ориентироваться в мире социальных отношений, они не объясняют, однако, почему правила поведения должны быть именно такими, а не иными, отсылая к авторитетам, в качестве которых выступают Бог (боги) и пророки. Из божественной абсолютности (незыблемости) религиозных авторитетов вытекает незыблемость (неизменность) и религиозно-этических норм, не предполагающих эволюционного развития правил поведения индивида в социуме вместе с последним.

Установка на незыблемость нравственно-этических норм (неизменность правил поведения индивида в социуме), которой пропитаны универсальные религии мира, вступает в противоречие с реально происходящей ускоренной социальной эволюцией. На протяжении тысячелетий это противоречие снималось лишь переходом от старой религии к новой — от иудаизма к христианству, от католического христианства к протестантизму и т. д., однако новые универсальные религии или новые ветви универсальных религий рождаются крайне редко. Это было терпимо, пока темпы социальной эволюции были относительно невысоки. Однако когда существенные социальные изменения стали происходить на протяжении жизни одного поколения, социум начал вырабатывать новые подходы, которые бы позволили индивиду, не съехав с катушек, ориентироваться в море социальных отношений по мере их эволюционирования. Эти новые подходы лежат в сфере науки, которая, в отличие от религии, по самой своей природе предназначена учитывать изменяющиеся реалии.

Один такой научный подход связан с изучением коллективной психологии, понимание которой в принципе может перебросить мостик между индивидом и социумом. Впрочем, несмотря на усилия К. Юнга [1988, 1995] по изучению коллективного бессознательного, этот подход не принес существенных результатов, которые бы позволили объяснить сложившиеся нравственно-этические нормы и вырабатывать по мере необходимости новые.

Более продуктивен здесь, на мой взгляд, именно подход, связанный с представлениями об универсальной эволюции. Имеющими смысл («правильными») оказываются здесь действия индивида, направленные по вектору эволюции наблюдаемого мира, не имеющими смысла («неправильными») — направленные против или «вбок» от него.

8.3.2. Прогресс против индивида

Эволюцию часто не совсем корректно отождествляют с прогрессом, вкладывая в последний исключительно позитивное содержание, т.е. понимая под ним развитие от «плохого» к «хорошему», в сторону роста общего «количества счастья» на Земле. Рост счастья предполагается, естественно, для человека, а не, скажем, для комара или собаки.

Между тем эволюция вовсе не «озабочена» интересами человека и кого бы то ни было другого. Прокариоты (клетки которых не содержат ядер), эволюционировав в эукариот (клетки содержат ядра), оказались оттесненными на периферию биосферы. Эволюция неандертальца, превратившая его около 40 тыс. лет назад в кроманьонца, самого неандертальца после того извела примерно за 5 тыс. лет. Скиф, для которого наша городская жизнь без лошадей и кумыса, надо полагать, была бы чудовищной, вряд ли захотел бы «прогрессировать» в нас; и т. д., и т. п. Можно понять, поэтому, многочисленных авторов, включая Н. А. Бердяева [1923] и П. А. Сорокина [1992], которые восставали против самой идеи социального «прогресса» как якобы несущего людям счастье. Автор этих строк также считает, что прогресс не несет людям счастья, полагая, однако, что он неостановим.

Тот факт, что прогрессивная эволюция занята сама собой, обеспечивая социуму развитие в направлении интенсификации метаболизмов, роста фрак-тальности и т.д., вовсе не обеспечивая человеку все более счастливой жизни, подтверждается многочисленными фактами.

В романе Германа Мелвилла «Тайпи» описана поистине райская жизнь одноименного полинезийского племени в одной из долин острова Нукухива Маркизского архипелага в 1842 г. В описании Мелвилла, это совершенно безбедная, бесконфликтная и беззаботная жизнь. Еда растет на деревьях (хлебное дерево, кокосовая пальма), свиньи свободно пасутся здесь же в долине. Погода — изумительная в течение всего года. Численность населения на протяжении столетий сама собой остается оптимальной. Никаких самоубийств, столь характерных для более развитых цивилизаций. Рай, все счастливы. И что же? В этих условиях произошла консервация племени, никакого прогрессивного развития на протяжении столетий. Жизнь без проблем и без прогресса.

Так всегда и бывает, прогресс приносит индивидам массу проблем, которые, однако, и делают жизнь жизнью. Это сообщает библейской притче об изгнании Адама и Евы из рая за грехопадение, совершенное ими по наущению Дьявола, неожиданное наполнение: изгнав людей в «несчастливый», но зато такой осмысленный мир прогресса, Господь избавил их от скуки бездумного существования.





Назад     Содержание     Далее















Друзья сайта: