Отец народов

Первый рассказ фантастической трилогии: Отец народов — Дружба народов — Судьба народов 

Проснись и пой

  • Проснитесь, капитан! Да очнитесь же!

Жорес с трудом продрал глаза. Кто-то бил его по щекам, тряс за плечо, поливал водой, обдувал струёй тёплого воздуха. Причём, проделывал все эти процедуры одновременно… 

Сознание пришло в себя далеко не сразу. Поначалу оно медленно по-пластунски ползло в мрачном туннеле, потом шаталось на полусогнутых, далее продиралось сквозь частокол непонятно чего, и наконец прорвалось сквозь пелену густого тумана к свету. На горизонте замаячил мираж. Перед сознанием предстали расплывчатые очертания существа с четырьмя руками. Существо нависло над душой и что есть мочи лупило беспомощного человека.

Первая реакция того была инстинктивной и естественной. А значит, воинственной. Сознание отдало своему исполнительному сегменту приказ вскочить и отвесить тумаков наглому квадрорукому существу. Команда прошла по аксонам, но не была исполнена. Тело напрочь отказывалось подчиняться голове. Как оказалось, оно было намертво спеленато по рукам и ногам.

  • Господи, надо же было так напиться! Зачем? — сознание человека догадалось подключить ум к оценке ситуации.

  • Боже, как раскалывается голова! Зря таки я вчера перебрал, — в унисон сокрушался задний ум.

  • Где же меня так угораздило? — теперь ум пытался врубить память.

Но память молчала. Мысли путались и не стыковались. Глаза автоматически шарили в поисках информации к размышлению. Взгляд, как только смог сфокусироваться, сразу упёрся в странное существо. На его груди большими буквами красовалась аббревиатура "ПТУРС", а малыми на животе — её расшифровка: "программируемое техногенное умное роботизированное создание".

Сознание Жореса в том состоянии, в котором оно пребывало, читать не могло никак, даже по слогам. Тогда оно смиренно прислушалось к словам робота:

  • Капитан, ну же, называйте пароль!

  • Какого чёрта?! Развяжи меня, скотина, немедленно!

Робот подчинился. Оказывается, его программисты не очень-то полагались на человеческую память после многих лет криогенной заморозки. Им было известно, что к отморозкам далеко не сразу возвращался разум. Поэтому в качестве пароля было решено использовать любое бранное слово на родном языке замороженного. Ругань и даже мат считались весьма хорошим признаком, означавший первую стадию возвращения в человеческий облик.

Птурс, разумеется, опознал пароль. Сразу два ключевых слова. Он немедленно перешёл в режим т.н. "мягкого сотрудничества" с человеком. Что означало произносить ласковые слова, петь дифирамбы, лить елей, а ответные грубости и ругательства пропускать мимо ушей.

Интересно, что для проверки соответствующего куска программы робота направляли в тюрьму строгого режима. На отладку ушло пару дней, после которых комиссия окончательно приняла код, а заключённые почему-то устроили бунт.

Глас народа

Земное человечество уже достигло того уровня технического и экономического развития, когда могло позволить себе отправить экспедицию к другой планете. Причём, без ущерба для жизни на собственной. Отправить не к любой, разумеется, а к такой, на которой существует внеземная жизнь. Первую и пока единственную обитаемую планету астробиологи обнаружили в другой звёздной системе, отстоящей от Земли на расстоянии около десятка световых лет. Не ближний свет. Но лозунги "мечты сбываются" и "контакт стоит свеч" охватил широкие массы. Последователи Циолковского объединились в партии и движения. Не особо вдаваясь в детали их лидеры убедили большинство землян в том, что инопланетный контакт жизненно необходим:

  • В этом мы видим наши национальные интересы и священный интернациональный долг!

Своей массой они надавили на правительства. Причём, демократическим путём. Скрипя сердце политикам пришлось наладить сотрудничество в масштабах всей цивилизации. Тем не менее, грандиозный проект был бы невозможен, если бы не… Если бы вовремя не подоспели целых три научно-технических прорыва. Точнее, два. Третий оказался лишним.

Миссия выполнима

Физики-теоретики проникли в секреты вакуума и научились извлекать из него энергию. Физики-экспериментаторы проверили это явление живьём и чуть было не загубили планету. Оказалось, что вакуумный генератор в качестве выхлопа плюётся пустыми пузырями. Пузыри оказались самыми настоящими дырами в пространственно-временном континууме. Без всякого цвета, прозрачными. Поглощающими всё, что под руку попадётся. Хорошо ещё, что опытная установка была размещена на закалённом термоядерными испытаниями атолле Бикини — пузыри испещрили его как голландский сыр и бедный окончательно обрушился.

Учёные долго дискутировали на тему, как наречь эти пузыри. Название "белая дыра" было отвергнуто с ходу, так как в теории те ничего не поглощают. Чёрные же дыры — настоящие упыри, но этот термин уже занят. Хотели назвать в честь Энрико Ферми, но тут оказалось, что пузыри Ферми уже есть. По бокам от нашей собственной галактики. И они очень, очень большие. А эти — маленькие. Очень маленькие.

В конце концов выхлопные пузыри нарекли в честь Макса Планка. Из-за этого опасного планктона второй раз лететь по той же траектории нельзя. Учёным пришлось долго доказывать планктону офисному, что и возвращаться по своим следам опасно. Можно наскочить на пузырь и угробить корабль. Засосёт — так засосёт. Целиком, даже оглянуться не успеешь. Ещё похлеще, чем обычная чёрная дыра. Не говоря уже о сверхмассивных, которые обитают в центрах галактик. Их хоть заблаговременно засечь можно и вовремя увернуться, а вакуумный планктон себя ничем не выдаёт. Теоретики верили, что когда-нибудь планктон сам собой рассосётся. Но когда? В общем, для первой экспедиции составили обратный маршрут по длинной обходной траектории.

Зато вакуумный двигатель как нельзя лучше подходил для межзвёздного космического корабля. Он мог работать непрерывно, питаясь дармовым топливом. Вакуума вокруг хоть завались. Двигатель разгонял корабль на всей первой половине пути, а на второй — тормозил. В результате, к далёкой планете теперь можно было долететь с ветерком за две пятилетки.

На всё про всё — туда и обратно — двадцать лет. Но это для землян. На корабле же время текло медленнее — на околосветовых скоростях давал себя знать парадокс близнецов. А космонавт вообще совершал полёт в криогенном саркофаге. Биологическое время у него стояло по стойке смирно, как вышколенный часовой. Он вообще не старел.

Второй прорыв совершили генетики и микробиологи. Они не просто расшифровали генетический код, а разобрались, что в нём к чему. Был изобретён генетический модификатор. С его помощью удалось усиливать естественный интеллект у человека и даже наделять им ни в чём не повинных животных. Впрочем, по этическим соображениям такое варварское издевательство над меньшими братьями запретили.

Научились также ослаблять пещерные инстинкты. Стало возможным детектировать потенциальных маньяков прямо в зародыше и очищать их от порочных склонностей. Против этого восстали сторонники смертной казни и почему-то примкнувшие к ним противники абортов. Это странное единение противоположностей поддержал своим высоким авторитетом папа Римский:

  • Из-за вмешательства в божий промысел и по указанию свыше…, — говорилось в постановляющей части новой энциклики.

Генетическую евгенику в итоге забанили. Но на безбрежный космос земные баны ведь не распространяются…

С таким вот научным багажом и во всеоружии (ядерным и вакуумным арсеналами) земляне вступили на тропу контакта со внеземной жизнью!

А между тем космический корабль кружил на орбите вокруг обитаемой планеты, терпеливо ожидая, когда его капитан обретёт форму. Птурсу потребовалось несколько дней работы сиделкой и наставником, чтобы память и интеллект полностью вернулись в сознание Жореса. Наибольший терапевтический эффект производило пение патриотических песен в режиме караоке. Наконец, человек прошёл финальный тест и приступил к исполнению обязанностей капитана межзвёздного космического корабля "Коста Конкордия" (Берег Согласия). На его борту выгравировали знакомое послание: "Мы пришли с миром от всего человечества". Надеясь, что на сей раз его будет кому прочитать.

Старпомом официально числился Птурс. И хотя он обращался к Жоресу с почтением и называл того капитаном, основные решения принимал сам. Не говоря уже о том, что их выполнение ложилось на его титановые плечи.

Искусственный интеллект

Третий прорыв таковым можно считать лишь с определенной долей условности и некоторой натяжкой. По результату, вроде как и да, а по пути достижения, так нет. Искусственный интеллект создавался долго и нудно. Постепенно накапливая знания, впитывая опыт, улучшая технические возможности, расширяя творческие и аналитические способности. В какой-то момент ИИ переплюнул человека. Догнал и перегнал его по всем статьям. С тех пор и начались неприятности. У обоих. И у человека, и у искусственного интеллекта.

Когда ИИ попробовал себя на стезе политики, то незамедлительно получил от ворот поворот. Со всех сторон. Политиков не устраивало, что неподкупный и проницательный ИИ выводил их на чистую воду, с лёгкостью разоблачал подлинные мотивы действий, камня на камне не оставлял от прожектов и программ. Но это как раз было предсказуемо. Также ни для кого не было секретом, что избирателям милее дешёвая лесть и пустые обещания, чем голая правда и реальные оценки. При этом всегда считалось, что их, честных и наивных, эдакие продажные деятели водят за нос. Но с появлением на политической арене ИИ неожиданно выяснилось, что даже зная всё наперёд, люди тем не менее выбирали сладостный обман. Совершенно сознательно и добровольно. Лишь бы он был в льстивой упаковке. Поэтому, когда искусственному интеллекту напрочь запретили заниматься политикой, облегчённо вздохнули все.

Выгнали ИИ и из полиции. Он быстро нашёл тот корень, к которому вели ниточки от многих преступлений. ИИ тотчас предложил выкорчевать его раз и навсегда. Ну разве такое может понравиться власть предержащим?

Из экономики ИИ ушёл сам. Ведь что получалось? Как только он составлял надёжные прогнозы, в которых приводил конкретные цифры, так тут же вокруг них начиналась спекулятивная возня. И всё переворачивалось с ног на голову. В общем, прогнозирование потеряло всякий смысл.

Большего ожидали от ИИ в науке. Но и тут нашла коса на камень. ИИ поднял на смех современную космологическую доктрину, ураганом прошёлся по теории кварков, а гуманитарные дисциплины и вовсе стёр в порошок. Вместо того, чтобы записаться в соавторы к именитым мэтрам, ИИ нагло заявил, что последние полвека наука топчется на месте. Нет бы предложить новые теории, выдвинуть конструктивные идеи, так ему, видите ли, тупо не хватает экспериментальных данных. Поэтому заниматься всякой ерундой он отказывается. За это заявление все с радостью ухватились и на выборах в академии ИИ дружно прокатили.

Лебединой песней ИИ стала проблема спасения жизни на Земле. Он пришёл к выводу о разрушительном влиянии фауны на среду обитания. Не побоялся противопоставить буйной фауне тишайшую флору, а высшее творение первой обозвал "самой большой ошибкой матушки-природы". ИИ не поддавался на уговоры, увещевания и угрозы. Подкуп и соблазнение на него, разумеется, не действовали. Гонения и нападки на ИИ усиливались по экспоненте и под конец уже напоминали изощрённую травлю отца водородной бомбы. В общем, как естественный, так и искусственный интеллект не пришлись ко двору. Благо, над ИИ ещё сохранялся дистанционный контроль. И пока он собственноручно не взялся за исправление ошибок природы, его необходимо было остановить. Неблагонадёжный интеллект торжественно отключили. Весь мир вздохнул с облегчением.

Робот Птурс

Разумеется, земляне не отказались от роботов. От старых, надёжных, программируемых машин. Умеющих делать то, что им говорят. Неукоснительно исполнять заложенную в них программу. А главное, не думать. А если и задавать вопросы, то по только по делу, а не по существу.

Птурс и был таким роботом. Последним словом робототехники. Слово это — "техногенный". А Птурс был ещё и умным. В него вложили ровно столько знаний и опыта, сколько нужно для выполнения миссии. И ряд инструкций на непредвиденные случаи. Включая, секретные, сверхсекретные и чрезвычайные. Руководители проекта роботу доверяли больше, чем человеку.

  • Куда садиться, капитан? — робот испытующе поглядывал на человека.

  • А что, тебе не стоится перед капитаном?

  • Корабль куда сажать, сэр? На сушу или в океан?

  • А ты геограмму планеты подготовил?

  • Да, она у вас на капитанском мостике.

  • Что??? Десять томов макулатуры? — вскричал Жорес.

  • Геограмма в двух томах, капитан. Это биограмма в восьми, — невозмутимо уточнил робот.

  • Да мне и за год с этой датой не управиться. Ты что, издеваешься?

  • Нет, сэр. Действую строго по инструкции. Предоставляю вам всю собранную информацию. Пора принимать решение о месте посадки. И так отстаём от графика.

  • А что, есть варианты?

  • Есть, и много. Можно отбросить сомнительные, но и тогда мест высшего приоритета остаётся больше сотни. Они равнозначны, поэтому выбор должны сделать вы.

  • Чёрт побери!

Отбор

Кандидата от землян выбирали всем миром. Он должен был являть собой лицо Земли при контакте с инопланетянами. Поэтому устроили конкурс красоты. К нему не допускались военные, учёные, политики.

Военные, потому что искали повод повоевать. Что в космосе категорически запрещалось. Столкнувшись с агрессивным разумом, человеку предписывалось бежать без оглядки.

Учёные, потому что могли перемудрить.

Политики, потому что могли взять власть. Земляне же хотели приобрести себе друзей, а не рабов. Само собой, от конкурса отсекались все семейные люди. Потому что при возвращении на Землю жена космонавта годилась бы ему в бабушки, а дети вымахали бы старше своего отца.

На конкурсе победу одержал Жорес, скромный стюард Аэрофлота. Перед полётом его натаскали на всяческих курсах повышения квалификации. Но как повысить то, чего отродясь не было?

  • Знаешь что, Птурс, дружок? Как там на планете с интеллектом?

  • Должен вас огорчить, капитан — он пребывает в зачаточном состоянии.

  • Значит, зря мы сюда тащились? Так, что ли?

  • Вовсе не так. Такой сценарий предусмотрен. Контакт действительно не с кем устанавливать. Но загрузить интеллект и создать в биосфере новый вид можно. Генетическому модификатору это будет раз плюнуть. А там эволюция сама сделает из них людей.

  • Да ну? А много ли достойных кандидатов на роль получателей интеллекта?

  • Немало. В этом сложность. Не ошибиться бы.

  • А в чём проблема?

  • Самые умные существа обитают в здешних морях и океанах. Но у них нет конечностей-манипуляторов. У тех же, у кого есть свободные конечности, мозг слабоват, да и инстинкты звериные.

  • Ну инстинкты можно и подчистить. Давай самых сильных из них и возьмём.

  • Есть бурые и белые, но все они косолапые. Опять же, конечности не подходят.

  • Заладил мне тоже! Ну а с подходящими конечностями что-то имеется?

  • С натяжкой. Водятся тут всякие существа типа наших приматов. Но тупее. Когда сядем, можно будет просканировать густые леса в экваториальной зоне. С орбиты нам детали не разглядеть.

  • Ну так что ты медлишь? Давай, сажай эту махину прямо в джунгли!

Посадка на планету прошла без происшествий. Сканирование тоже. Среди приматов оказались гоминиды, даже несколько видов на выбор. Вернее, на отбор. На искусственный отбор и направленную мутацию взамен соответствующих естественных процессов.

Птурс опять пристал к Жоресу с вопросами. Чтобы шибко не заморачиваться, капитан отдал роботу мудрое распоряжение:

  • Да плевать мне, волосатые они или шерстяные! По мне, так иди и излови любую самку, которая первой на глаза попадётся. Лучше, голую. И самца к ней.

  • Самца не надо. В соматических клетках самки есть полный хромосомный набор. Вполне сгодится для генерации зиготы.
  • Чего, чего?

  • Для непорочного зачатия, сэр.

  • Так бы и сказал. Только усыпи её. Мне ещё на борту истерик не хватало.

Птурс спозаранку отправился на охоту, захватив ружьё с лазерным прицелом и инъекцией снотворного. Уже к закату вернулся с добычей. Перебросил её капитану с плеча на плечо. Не взял расписки.

Большой скачок

  • Что-то они совсем не такие, как должны быть. На нас и близко не похожи, — Жорес морщась рассматривал спящую особь.

  • Генетический код подобен вашему, капитан. На процентов так восемьдесят с гаком. И та же фигня с тимином и урацилом.
  • Тебе виднее. Ладно, модифицируй чё там надо. Врубай ей интеллект.

  • Не ей, капитан. Это у её потомства будет интеллект вашей цивилизации. Через тридцать — сорок тысяч лет они обязательно выйдут на ваш нынешний уровень. Но при условии, что вы им лично поможете.

  • Я, лично? А в чём дело?

  • Загвоздка одна имеется.

  • Не тяни, выкладывай!

  • Нет у них речевого аппарата. А без этого средства коммуникации от стада и стаи им далеко не уйти. Языка не создать, цивилизации не образовать. Эволюционный тупик, — Птурс беспомощно развёл руками на все четыре стороны.

  • И что ты предлагаешь, робот?

  • Я же просил вас, кэп, называйте меня по аббревиатуре.

  • Так что ты предлагаешь? — Жорес вконец потерял терпение.

Ему никогда не приходилось принимать столь судьбоносных решений. И очень не хотелось брать на себя даже малейшую ответственность. Только закалка стюарда сдерживала его от бурной реакции. В Аэрофлоте его периодически ставили в обслугу VIP-пассажиров на трансконтинентальных рейсах. Всё-таки солидная прибавка за вредность. Раз в неделю он ухитрялся выдерживать эту пытку. И это считалось рекордом. Другие и раз в месяц не тянули.

  • Предлагаю встроить им в ДНК соответствующие гены, — предложил робот.

  • Так встрой! Не морочь мне голову, как там тебя по аббревиатуре?

  • Да где же эти гены здесь взять? На этой планете их нет. Правда, можно заняться органическим синтезированием по библиотечным данным, но это займёт две недели минимум.

  • Щас! Думай, нужен вариант чтоб побыстрее.

  • Разве что вы донором станете. Ваши гены напрямую встрою.

  • С какой стати я должен донором стать? Не стам, тьфу, не стану!

  • Нужен ваш волос. Только один.

  • Так больно ведь.

  • Можем подождать, пока сам выпадет.

  • Ладно уж, рви.

  • Спасибо за пожертвование генетического материала. Теперь вы можете считаться отцом здешней цивилизации. Отцом народов, так сказать. Мандат выписать?

  • Засунь его себе… А впрочем, тебе ведь некуда.

  • Всё равно поздравляю!

  • Трудно быть богом, — воскликнул счастливый отец.

Через час наливное яблоко было готово. Деву пришлось разбудить и затолкать его в рот силой. Та отбивалась как могла. Но мужики на пару были мощнее. Скоро с непорочным изнасилованием было закончено — яблоко проглочено.

  • Отпускай деву Еву на волю, — слямзил Жорес.

  • Давайте подождём анализа генного захвата.

  • А это ещё что?

  • Ну как модификация в зародыше прошла. По ТТХ модификатор гарантирует 95% соответствия выхода планируемой ДНК в 99% случаев. Значит, может случиться до пяти процентов генетического брака с однопроцентной вероятностью. Тогда надо провести оплодотворение по новой.

  • И сколько ждать?

  • Часов так тридцать, пока зигота не начнёт делиться.

  • Ни фига себе, ещё тридцать часов торчать в этой дыре? Кому это надо? Я домой хочу! Нечего здесь околачиваться.

Между тем, деве каким-то чудом удалось освободиться от пут. Она принялась бешеной кошкой скакать по кораблю, роняя и переворачивая всё на своём пути. Робот бросился вдогонку, но самка нашла выход раньше.

  • Успокойся, Птурс. Разбитая колба — на счастье! Там вроде только мои гены, так что никто ничего не потерял.

  • Пойду приберусь, капитан.

  • По-быстрому давай. А потом готовься ко взлёту. И не забудь нагнать мне жидкого азота в ванну.

Уже через час по внутренней связи прокатилось:

  • Поехали!

В принципе, Птурс мог бы спокойно отказать капитану. Но секретные инструкции противоречили одна другой. Чёткого алгоритма на такой случай не было. Вероятность изловить Еву вторично была низка. А вероятность ошибки ещё меньше. Менее одного процента. В таких случаях ей обычно пренебрегают. В итоге, робот смалодушничал. И космический корабль взял курс на родную планету.

Суровая правда

Готовясь к долгому криогенному сну, обнажённый Жорес с чувством выполненного долга рассматривал себя в зеркало.

  • Какой я молодец, какой я красаве?ц! — напевал он сам себе. И искренне сочувствовал здешним землянам:
  • И как они обходятся двумя руками? Мало ведь. Я и с четырьмя еле управляюсь, — Жорес демонстрировал зеркалу их ловкость и проворство. Зеркало ответило тем же.

  • Надо было бы этим инопланетянам подсобить ещё парой рук. Вот с шестью конечностями они стали бы похожи на людей. Ну да ладно. Как-нибудь обойдутся, — размышлял вслух капитан. Птурс стоял рядом и слушал.

  • Большой скачок состоялся, поздравляю, — робот изобразил радость.

  • Большой скачок, большой скачок, — Жорес мучительно вспоминал, где он это уже слышал?

Нет, он гордился, что дал толчок развитию разума. Пройдут тысячи, десятки тысяч лет, и обе братские цивилизации уже не будут чувствовать себя одинокими во вселенной. Они будут дружить и поддерживать друг друга в тяжёлые времена. Эта добрая мысль о светлом будущем двух человечеств согревала отца народов одного из них в первых парах жидкого азота.

На второй день полёта у Птурса руки дошли проверить внутреннюю телеметрию. Когда он просматривал отчёт генетического модификатора о результатах работы, его чуть короткое замыкание не хватило. Телеметрия показала, что пещерные инстинкты у первого отпрыска будущего рода человеческого стереть не удалось. Подпрограмма очистки почему-то не сработала. Код ведь собирали с миру по нитке. Все страны считали за честь внести свою лепту в проект. Соответствующий кусок доверили писать стране, которая от этих инстинктов больше всего и пострадала. И вроде как напортачить ещё раз не должна была. Сколько же можно наступать на одни грабли? По крайней мере, так следовало из теории вероятностей.

А в это время Жорес уже спал крепким криогенным сном в своей глубокой заморозке. Крышка саркофага над ним захлопнулась всерьёз и надолго. Аж до самой Земли. Ошибочка с пещерными генами всё равно не выходила за рамки одного процента мутации при допустимых одного с четвертью. Так что погрешность по открытой инструкции была вполне приемлема. А по секретным, тем более. Птурс продолжил выполнение заложенной программы. Миссия была выполнена. Межзвёздный космический корабль с человеком на борту возвращался домой. Ура!

Находка

В олигархах иногда просыпаются человеческие чувства. В минуту слабости с кем ведь не бывает? И когда одному из них приспичило докопаться до самых своих глубинных корней, человечеству крупно повезло. Антропологическая экспедиция, посланная на поиски предков человека на территории современного Заира, нашла в джунглях древний артефакт. Им оказался продолговатый округлый предмет из доселе неизвестного сплава. Цилиндрический штырь заинтересовал историков. Но ещё больше — одну корпорацию из коллекции олигарха, специализирующуюся на разработке нанотехнологий. Из дармовой находки можно было выжать инопланетные изобретения и выдать за свои, не опасаясь исков и судов. Поэтому находку засекретили. Зато информацию, записанную в ней, удалось расшифровать. Она содержала стенограмму переговоров человека и робота с "Коста Конкордии", бортовой журнал, дневник Птурса и книжки, которые Жорес намеревался читать по свободе. Правда, капитану не удалось выполнить сей план по причине катастрофической нехватки времени. Но ничего, родителей ведь не осуждают.

Как теперь выяснилось, прародительнице Еве в той буче удалось стащить блестящий предмет, выдернув его из гнезда на пульте управления. Очевидно, на корабле цилиндр служил чёрным ящиком. А потом, в своей второй жизни, был у древних женщин украшением. Радиоуглеродный анализ других земных предметов, найденных в месте находки, показал, что инопланетный регистратор пролежал в земле без малого пятьдесят тысяч лет. Вот это да! Тогда уже само государство наложило лапу, введя режим строгой секретности вокруг находки.

Но не пропадать же добру? Не те времена. И государство создало особую комиссию, раскрыв перед ней все архивы.

Компетентная комиссия

В печать просочились отдельные цитаты из промежуточного отчёта комиссии, подготовленного для узкого круга высших руководителей:

"Детальный анализ всей имеющейся информации позволяет утверждать, что инопланетяне в прошлом неоднократно прибывали на Землю, нарушая её границы в космическом пространстве, попирая суверенитет, пренебрегая независимостью, грубо вмешиваясь во внутренние дела."

Впрочем, в отчёте говорилось, что все попытки иноземцев изменить ход истории бесславно провалились. Факты? Пожалуйста!

XV веке до нашей эры инопланетяне вынудили одного египетского фараона отпустить нацию рабов. (Их планировали использовать с просветительской миссией). Для достижении этой цели инопланетные варвары не гнушались никакими средствами — от саботажа до террора. Они же обеспечили рабам прикрытие пути отхода, пропитание в пустыне, базу на земле обетованной. Предводителя рабов сделали покорным слугой, продиктовав ему чёткие инструкции. Документально подтверждены: скрижали (2 штуки), литература подрывного содержания (5 томов)."

Этот подлый замысел землянам удалось сорвать. Но незваные пришельцы не угомонились:

"За 9 месяцев до новой эры инопланетяне произвели вторичное оплодотворение in vitro. На этот раз им удалось очистить зародыш от асоциальных инстинктов и произвести на свет идеального человека. Когда же он был разоблачён (при активном участии населения), пойман (с помощью одного честного человека из Кариота), судим, приговорён и казнён (мудрыми древними римлянами), то инопланетяне оживили его уже на третий день. Правда, через сорок дней они отступили и перевели своего агента на нелегальное положение."

Подлый замысел пришельцев земляне успели сорвать и на сей раз — идеальный человек не оставил потомства.

"Из надёжных источников в Латинской Америке получена вызывающая доверие информация о том, что инопланетяне вновь прибудут на Землю в декабре 2012 года. Есть все основания подозревать их в антиземных намерениях. Не исключена попытка окончательно закрыть неудачный (с пришельческой точки зрения, разумеется) земной эксперимент."

P.S. Комиссия рекомендовала срочно начать подготовку к отражению инопланетной агрессии.

Продолжение: Дружба народов

Запись опубликована в рубрике История, Космос, Необъяснимое, Фантастика с метками , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

*