Большой Бум

Наука никогда не стоит на месте, а учёные не перестают думать и творить. В эпоху, когда природа идёт навстречу исследователям, происходят новые теоретические открытия. 

А кризис парадигмы в эпоху застоя проявляется в замалчивании проблем и обилии необъяснённых экспериментов. Учёные должны проявлять интеллектуальную честность и сдержанность, чтобы научное творчество не выродилось в антинаучное. Как это происходит на наших глазах с гипотезой Большого Взрыва. Однако, как свидетельствует вся история науки, ответственности и терпения не многим хватает.

Эпиграф:

«Научность избегает использовать те средства, без которых можно обойтись.
Антинаучность стремится привлечь всё, что можно использовать под тем или иным предлогом.
Научность стремится найти простое и ясное в в сложном и запутанном.
Антинаучность стремится запутать простое и сделать труднопонимаемым очевидное.
Научность стремится к установлению обычности всего, что кажется необычным.
Антинаучность стремится к сенсационности, к приданию обычным явлениям  формы загадочности и таинственности.»

А. Н. Зиновьев

Наука и жизнь

1. Научность и антинаучность сосуществуют всегда. Химия невозможна без алхимии. Физика без алфизики. Всё дело в пропорции. В конце концов, трактовки (опытов) преходящи, а результаты — вечны.

Вот факты из истории науки:
— Аристотелева гипотеза о зависимости динамики падения от массы продержалась 2 тысячи лет.
— Гипотеза теплорода и непрерывности материи побеждала Демокритову МКТ вплоть до ХХ века.
— Корпускулярная гипотеза света Ньютона полтораста лет считалась доказанной теорией вместо волновой теории Гюйгенса.
Этот перечень можно продолжать до бесконечности. Одно дело, когда нет фактов и гипотеза чисто умозрительна. Но перечисленное выше происходило вразрез фактам, т.е. результатам экспериментов. Это значит, что идеология (философия, если хотите) в научном сообществе также сильна, как и в общественной жизни.
Есть и вторая сторона медали. Иногда даже авторы замечательных теорий «уличаются» в сомнительных трактовках собственных достижений. Так, Эйнштейн называл Теорию Гравитации не иначе, как Общая Теория Относительности, уходил от признания абсолютности ускорений, умалчивал об отказе от принципа относительности. А Планк, открывший квантованность излучения, вскоре отказался признавать кванты в качестве физической реальности. И т.д.
В физике не всегда, что ищешь, то и находишь… 

2. А вот интересный парадокс.
«Безобидную» планетарную модель Резерфорда для атома водорода (1908 г.) игнорировали пять лет всего — ей крупно повезло. Но признание пришло не само по себе, а только в рамках теории Бора (1913 г.) с её «безумными» квантовыми постулатами. Противоречащими и классической электродинамике Максвелла, и её релятивизации в СТО Эйнштейна. Электродинамика, к слову, прекрасно работала и ничем себя не запятнала. Так почему теория Бора получила мгновенное признание?
В 1890 г. Ридбергом была предложена простая формула для расчёта спектра излучения атома водорода, в которую входила одноимённая постоянная. Из теории Бора выходила и спектральная формула, и формула вычисления постоянной Ридберга. Обе совпали с экспериментальными результатами. Это был триумф.
Но не тотальный — для других атомов подход Бора уже не годился.
Что-то аналогичное произошло и с идеей расширения Вселенной. Поначалу она объясняла экспериментально наблюдаемое красное смещение …

3. Физика — наука, а ученые — тоже люди. Ей присущи мода, борьба авторитетов и научных школ, упрямство, стремление к «окончательному» ответу и т.д. Даже войны на уничтожение, как было в Европе в средние века с еретиками от науки и в СССР ХХ века с генетикой. Примкнувшие к травле многочисленные карьеристы-соучастники формально не заговорщики — их объединяли интересы в борьбе за повышение своего социального статуса — осознаные или инстинктивные! Ими двигали эгоистические интересы в конкурентной борьбе, а не стремление к истине. Наука тоже подвергается воздействию социальных законов. В этом смысле настоящих учёных не так уж и много среди сонма научных работников.
Следующие явления сопровождают развитие любой науки:
лженаука — предумышленное наукообразное мошенничество,
псевдонаука (алхимия, алфизика) — наукообразная глупость,
антинаука — математические игры с сомнительными постулатами,
наука — доказанные теории и непротиворечивые гипотезы.
Значительная часть творчества учёных-теоретиков в эпоху кризиса является алфизической. Это закономерно и неизбежно. Но… В том то и трагедия последних «просвещённых» веков, что вера людей в Науку эксплуатируется в сомнительных целях, позволяя манипулировать ими посредством изощрённой наукообразной глупости (псевдонаука) и идеологии (лженаука). В общественных дисциплинах, большинство из которых не имеют права на статус науки, псевдонаучная пропаганда уже давно стала сильнее совести, культуры и здравого смысла. 

От Гипотезы до Доктрины…

Неопределённость на переднем крае чистой науки есть и она проистекает из самой природы гипотез и научного творчества.
«… в каждый период развития науки существуют представления и понятия, справедливость которых невозможно строго доказать. На переднем крае исследовательская мысль бродит в неведомом, наощупь.»
Гипотеза, которая захватывает большое число тем и претендует на всеохватность, превращается в концепцию. Если она соответствует методологическим критериям и признана научным сообществом, то становится полноценной теорией.
Наука признаёт за любым человеком право сомневаться в истинности постулатов, гипотез и концепций до тех пор, пока их развитие не закончится профессионально-признанной и достаточно подтверждённой теорией.
Если методологический критерий твёрдо не выдерживается, концепция становится доктриной. Если какой-то факт ей противоречит, тем хуже для него. Его либо не признают, либо игнорируют, либо «объясняют» с привлечением новых гипотез. С концепцией можно спорить, с доктриной — нельзя. В науке доктрины не редкость, о чём свидетельствуют яркие примеры выше. И они могут процветать довольно долго.

О методологии науки

1. Постулатом является гипотетическое предположение. Если оно подтверждается прямым экспериментом, то обретает статус Закона физики. Но это происходит редко. Если теория, опирающеяся на него, работает, то постулат получает косвенное подтверждение. Не более того — он остаётся постулатом. Поэтому постулаты недоказуемы по определению.
Для учёных важным критерием отношения к гипотезе или Теории является субъективное эстетическое восприятие набора её постулатов.
2. Постулаты необходимы, чтобы логически объединить ряд ключевых Законов в научную Гипотезу.
Гипотеза, которая объясняет множество разрозненных экспериментальных фактов, не являющихся её собственными Законами, становится Теорией. И она обязательно должна объяснять свежие эксперименты, чтобы получить признание в этом качестве.
3. Если новая Теория находит своё место среди других физических Теорий, то подкрепляет существующую Парадигму (всеобъемлющую мировоззренческую философию). Революционная же Теория ломает старую Парадигму, предлагает свою и требует привести в соответствие с ней остальные Теории.
4. Даже один экспериментальный результат, который Теорией не объясняется в её рамках (без привлечения новых постулатов), является приговором и требует признания её несостоятельности. (В отсутствии полноценной замены вынесение приговора обычно откладывается).
5. Методологически изначальная концепция БВ была научной, составляющие её гипотезы — тоже, а современная доктрина БВ — уже нет.
Гипотеза БВ не имеет права называться «теорией» в её нынешнем состоянии, т.к. обросла просто неприличным количеством постулатов вообще, среди которых большинство типа ad hoc (притянутые за уши). Не одно, а великое множество свежих астрофизических открытий и космологических явлений не объяснены ею.
6. Стоит подчеркнуть, что от бесконечного упоминания гипотетических объектов (сингулярности, чёрных дыр, тёмных сущностей, новых элементарных частиц и т.п.) и гипотетических явлений (взрыв сингулярности, инфляция, антигравитация, расширение континуума — уже даже ускоренное, и т.д.), они не становятся реальными и законными. У любителя науки может сложиться неправильное впечатление, что их существование кем-то доказано.
Сегодня уже можно считать теоремой аксиому Стейнзальца:
“Нужно рассматривать всю информацию, которую мы получаем через СМИ, как заведомую ложь, если нет особых оснований считать иначе”.
7. В Науке ничего не значат всеобщие поклонения и тотальные признания — истина обычно приходит от великих одиночек. Таких, как Кеплер, Коперник, Ньютон, Гюйгенс, Дарвин, Максвелл, Менделеев, Эйнштейн.
Не всем перечисленным гениям повезло получить признание при жизни. За истину зачастую бесполезно бороться — на практике ей приходится долго ждать, когда вымрут её влиятельные противники.

Зыбкий фундамент

Вот несколько постулатов доктрины Большого Взрыва:
— На солнечную систему глобальное расширение не распространяется (иначе оно было бы обнаружено).
— Гравитационно связанные системы не участвуют в космологическом расширении.
Это ещё один постулат типа ad hoc (притянут за уши), призванный оправдать экспериментальные проблемы постулата Хаббла.
Между тем, сила притяжения между нашей галактикой и Туманностью Андромеды по расчётам астрофизиков приведёт к их столкновению в будущем. Т.е. галактики тоже гравитационно связанны. Так что же разбегается?
— Постулат инфляции вводился как временный, в расчёте на подтверждение со стороны ФЭЧ. (Подтверждения нет и не предвидится). Он заодно «объясняет» происхождение крупномасштабной структуры Метагалактики случайными флуктуациями. (На практике она оказалась структурированной иерархически).
— Постулат Хаббла — основа БВ — это трактовка красного смещения. Не единственно возможная. И не безупречная. Есть несоответствия расстояние-светимость для некоторых типов сверхновых звёзд, что требует пересмотра всей шкалы. Свежие эксперименты тоже бьют по нему: [ссылка] , источник — [ссылка]
— «Тёмная энергия» антигравитирует и она доминирует во Вселенной (но не проявляет себя другим путём — такая вот энергия без массы). Этот «революционный» постулат без колебаний принимается на веру, а вот все альтернативы доплеровскому смещению (т.е. постулату Хаббла) отбрасываются на корню. Действительно, сегодня убедительных альтернатив нет, но это не значит, что они не могут быть открыты завтра. В науке терпение и выдержка — вынужденная необходимость, чтобы не попасть впросак.
— Образование двойных звёзд, которых большинство во Вселенной, из облаков первородного водородно-гелиевого газа за счёт гравитации является постулатом, противоречащим компьтерному моделированию, проводимому без лишних допущений. Гравитация слишком слабая сила, а газовые облака слишком однородны. Это касается и Солнечной системы, которая никак не могла родиться таким путём.
Низкая плотность межгалактического газа тоже не находит своего объяснения.
— Постоянно появляются заметки о новых наблюдениях и экспериментах, результаты которых не вписываются в доктрину БВ. Правда, параллельно с этим приводятся одно или несколько возможных «объяснений» теоретиков БВ, сварганенных на скорую руку. Чтобы верующие ни на минуту не сумлевались.

Знание и Информация

В космологии всё началось вполне солидно, причём многообразие сценариев изначально признавалось всеми. Считалось, что эксперименты поставят точку в споре. Потом произошло вполне логичное отделение космологии от астрофизики. Если вторая оставалась наукой и опиралась на ФЭЧ, то первая могла развиваться только на базе постулатов. Вначале и у Хойла, и у Гамова их было немного. Но оба направления застряли. Ситуация вышла из разумных рамок, когда объяснение каждого нового эксперимента требовало новых постулатов. Если в СТО их 2, в теории гравитации — 9, то у БВ уже около сотни. Большинство из них с лёгкостью отметают известные Законы природы.
Только порядка тысячи учёных-теоретиков на всей планете в состоянии развивать гипотезу БВ (или другие) на языке математики и обмениваться своими идеями с коллегами на должном уровне. За пределами этого круга находятся множество учёных-физиков, которые не занимаются профессионально этой темой. По отношению к ней они тоже подпадают под определение «любители».
Популяризация гипотезы, обычно, ведёт к примитивизации её научной составляющей и росту влияния антинаучной. А популярность среди любителей и дилетантов — к верованию в неё, т.к. они способны воспринять только идеи и выводы. ЗНАНИЕ без глубокого ПОНИМАНИЯ — это интеллектуальная жвачка, некая информация, которая доставляет удовольствие людям, развлекает их, но не претендует на истинность. Знание в массах — не наука, а сказка. При этом антинаучная составляющая трансформируется в лженаучную. Возникает замкнутый круг деградации научности. Если вначале она и была, то сегодня доктрина БВ не может быть признана научной. Её развитие идёт вразрез с методологическими принципами. Удивительно, что в научном мире доктрина БВ ещё окончательно не отвергнута под тяжестью необъясняемых ею экспериментов. 

Антидогма

Существуют две философские диаметрально противоположные парадигмы соотношения математики и физики, возникшие еще в древние времена. Согласно парадигме Аристотеля, физическая реальность первична, а математический язык является лишь удобным приближением. В рамках парадигмы Платона истинно реальны именно математические структуры, а наблюдатели воспринимают их неадекватно.
Сегодня мы являемся свидетелями преимущественно «платонического» этапа в развитии Космологии.
22 мая 2004 года в New Scientist было опубликовано Открытое Письмо научному сообществу
[ссылка], которое на 26.09.2005 собрало 347 подписей учёных и инициировано создание Альтернативной космологической группы (ACG, [ссылка] ).
Отметим, что существование широкой научной оппозиции доктрине БВ замалчивается СМИ. То, что 6 лет этот факт никак не освещается в Н/П изданиях, выглядит странно. Во всяком случае, концепцию БВ уже нельзя преподносить в статусе «общепризнанной» научным сообществом!

Большой Бум

1. Словосочетанием Big Bang (Большой Бум) Фред Хойл как раз высмеивал гипотезу расширения ещё в 1950 году, дав ей такую презрительную кличку. (Словосочетание «Большой взрыв» корректно переводить как Big Explosion). Справедливости ради заметим, что первым идею расширения Вселенной высказал учёный и аббат (в одном лице) Леметр, одним из первых решивший уравнения Теории Гравитации Эйнштейна для глобального случая. Сам же Эйнштейн всегда считал, что Вселенная стационарна. Он указывал на отсутствие прямой связи между гравитацией и сценарием происхождения Вселенной. И даже предложил т.н. космологическую константу. Но джин уже был выпущен на волю.
Идея расширения вновь ожила в 1966 году после открытия однородного реликтового излучения. Расширение Вселенной объясняло остывание излучения. Других просто не было. Тогда ещё не была введена «темная материя» и никто не рассматривал её или вакуум в качестве среды, в которой первородный свет «глобального фазового перехода» (по Хойлу) мог бы охладиться. Когда экспериментально была продемонстрирована неоднородность реликтового излучения, это не смутило адептов доктрины БВ. Она тут же была изменена и теперь уже именно неоднородность считается аргументом в её пользу.
Такое вот «вечно живое творческое учение», уже знакомое нам по другой лженаучной идеологии…
Человеку свойственно спешить с признанием гипотезы, даже слабой и противоречивой, если нет конкурирующих. Действительно, у критиков гипотезы БВ нет полноценной альтернативы. Но это не значит, что её необходимо сохранять любой ценой.
«Вина» Хойла и его единомышленников заключается в том, что они являлись ответственными учёными и придерживались завета Ньютона «гипотез не измышляю»… 

2. Сложность теорий относительности и гравитации, квантовой механики, астрофизики является надёжной защитой от примитивизации и социализации, а вот космология стала массовой и превратилась в сказку для взрослых. Чуть ли не каждый дилетант фанатично убеждён в знании основ мироздания на базе доктрины Большого Взрыва, единственно верной и абсолютно правильной! Монополия на истину проецируется на социальное мышление и приводит к уродливым явлениям, слишком хорошо известным.
Привлекательность доктрины БВ для массового потребителя информации инстинктивна, как и идея первопричины, первоначала, чудесного творения. Более того, она косвенно рождает у него веру и в другие доктрины, заведомо ложные ещё на уровне гипотез. Вера и догматизм — питательная среда лженауки.
Сегодня гипотеза БВ превратилась из научной концепции в идеологическую доктрину, которая насаждается среди любителей науки, в массе своей — дилетантов. (Никакой негативной коннотации в этот термин не вкладывается. Просто констатация их непрофессионального статуса).
«Догматик не тот, кто верит в истинность своих убеждений, а тот, кто считает свою веру единственно правильной и противодействует иным представлениям.» 

Где истина?

Самое смешное (или прискорбное) во всех этих баталиях состоит в том, что никакая космологическая теория не может быть окончательной истиной. Просто потому, что человеческому разуму не под силу постичь происхождение Вселенной. Никакой сценарий её эволюции не отвечает на «проклятые вопросы»: откуда взялась Материя? Что было до начала или же Вселенная вечна? (И то, и другое, непостижимо).
Большой Взрыв не исключение. Что такое сингулярность? Каково физическое содержание, скрывающееся за этим термином? Сложилась ситуация, что задавать подобные вопросы как бы неприлично. А это и есть чисто антинаучная позиция!
Испокон веков учёные пытались создать теорию мироздания, отвечающую на все вопросы. А может проще смириться с мыслью, что это невозможно в принципе? Может честнее принять реальность таковой, какая она есть? Логичнее изучать её, а не выносить вердикты в духе сказок из «тысячи и одной ночи». Постепенно приближаться к истине, понимая, что она всегда будет ускользать… 

Запись опубликована в рубрике Космос, Наука с метками , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария: Большой Бум

  1. Марат Шакиров говорит:

    "А был ли мальчик?" В заметке "Дыра Черная — Дело Темное!" я пытался показать, что при параллельном рождении Вещества (В) на поверхности и Антивещества (АВ) внутри ЭМС — электромагнитного солитона тороидальной конфигурации, нейтрино, как таковые, являются "лишними" субстанциями (сущностями). Я с порога не отметаю вообще существование нейтрино и антинейтрино: просто слишком вероятностный характер косвенной идентификации этих частиц, надо признать, оставляет место для сомнений. Из отсутствия нейтрино в гамма-всплесках  , уже, наверное,  вытекает необходимость пересмотра парадигмы возникновения Вещественного Мира и, разумеется, с обязательным решением проблемы Антивещества при этом.
    Имею ввиду торопливые, необоснованные "похороны" АВ. Постулат о БАВ — барионной асимметрии вселенной, надо признать, — это всего лишь, хоть коллективное, но все-таки "частное" мнение, ничем не подтвержденное.

  2. Берримор говорит:

    Свежая новость по теме:
    Космические лучи высоких энергий не связаны с гамма-всплесками:
    …Самая большая проблема в том, что, кроме активного ядра галактик и гамма-квазаров, мы не знаем никаких источников, могущих хотя бы теоретически породить такое излучение. А значит, мы в упор не видим какого-то массового и чрезвычайно энергетически мощного класса объектов, который должен быть равномерно распределён по Вселенной. 
    Вариантов всего три: или данные нейтринного детектора IceCube неверны, или наше понимание процессов в гамма-квазарах ошибочно, или нам нужно пересматривать физическую парадигму.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

*