Коллизии ПОЗНАНИЯ. Часть II: Знание

В статье говорится о "подводных камнях" и коллизиях, сопровождающих научное познание. 

Их желательно знать и отдавать себе отчёт об их незримом влиянии на человеческое сознание. Тогда, возможно, некоторых ошибок и многих лишних споров удастся избежать.  В качестве примера взят раздел науки о гравитации, его научное развитие от начала и до сегодняшнего дня проанализировано и обобщено.

Представление ЗНАНИЯ
Существует несколько уровней представления научного знания, которые классифицируют Теории по нескольким основным типам. На примере гравитации мы сталкиваемся с большинством из них.

Т1. Описание явления
(1,2) Теории Птолемея и Коперника только описывают локальное явление. Их содержание: Постулаты, Модель, вычислительный аппарат. Проблема в том, что при повышении точности расчётов Модель нуждается в последовательном усложнении. Чувство Понимания Теорий создаётся благодаря красоте и простоте их Постулатов.
(3) Теория Кеплера тоже описывает явление, причём полно и окончательно. Её содержание: экспериментальные Законы, Модель, матаппарат. Чувство Понимания Теории создаётся благодаря красоте и простоте её Законов и Модели.

Т2. Объяснение явления
(4) Теория Ньютона объясняет не только локальное явление, но и называет его причину — глобальная гравитация. Её содержание: Постулаты, экспериментальный Закон фундаментального значения, матаппарат. Описание конкретных ситуаций вычисляется в каждом отдельном случае. Расчётные предсказания Теории надёжны. В Сс только движение Меркурия на самую малость отклоняется от расчётного.
Чувство Понимания Теории создаётся благодаря красоте и простоте её Закона, но оно неполное. Остаётся вопрос о природе гравитации, подвергается сомнению Постулат дальнодействия.
(5) Теория Эйнштейна подробно перечисляет источники гравитации, полностью и точно учитывает воздействие гравитации на свет и тела. Её содержание: Постулаты, теоретический Закон (уравнения поля), матаппарат.
Она более глубока, чем ньютоновская, т.к. автоматически подтверждает справедливость всех своих чисто физических Постулатов. (9-й постулат является математической идеализацией, возможно, не имеющей физического смысла). Но она не предлагает никакой модели гравитации и никакого описания подноготной новых парадоксальных эффектов, являясь совершенно абстрактным Знанием. Поэтому величайшая в истории человечества физическая Теория вызывает смешанные чувства, среди которых нет ощущения Понимания, и тем более, Постижения. Она вызывает восхищение и преклонение или же неприятие и недоверие. Её Закон Объясняет действие гравитации, а это есть чистое научное Знание.

Т3. Объяснение природы явления (экспериментального или теоретического Закона)
К сожалению, именно для явления гравитации такая ситуация не сложилось. А могла, если бы усилия Лессажа или его последователей увенчались успехом. Да и вообще, к Теориям, которые строятся на Моделях (МКТ, например) или сопровождаются хорошими Моделями (Электродинамика, волновая Теория Гюйгенса, например), отношение завсегда благожелательное. Вопросы "почему?" адресуются не к ним самим, а к будущим Теориям… Действительно, как без Модели понять работу физического Закона?
Чувство Понимания Теорий этого типа создаётся благодаря красоте их Постулатов и наличию Моделей. Теории этого типа являются самым удачным вместилищем научного Знания. Они не могут быть "окончательными" в принципе, т.к. всегда остаются вопросы о природе их Постулатов, пусть и косвенно подтверждённых истинностью Теории. Другое дело, что с этими вопросами приходится повременить, пока экспериментальная база достигнет соответствующего для исследований уровня!

T4. Научное гипотезирование
Экстраполяция — это такой научный метод теоретического исследования, при котором результаты, добытые в определённом интервале значений, используются за его пределами.
Гипотеза, полученная посредством экстраполяции, может стать Теорией только после своего экспериментального подтверждения. В фундаментальных разделах физики соответствующих экспериментов можно ждать десятки и сотни лет в силу объективных трудностей.
Но не всегда даже эксперимент может поставить точку в споре об истине. Так, эксперименты могут сужать область предсказанных параметров, вводить ограничения на спектр результатов, порождать сомнения. Но чтобы вычистить от некой Гипотезы науку окончательно, при отсутствии хотя бы одной альтернативной Гипотезы, даже убедительного эксперимента недостаточно.
Математика сегодня настолько развита, что изощрённые теоретики могут обосновать всё, что душе угодно. Гипотезы быстро приспосабливаются к новым условиям за счёт дополнительных предположений. Правда, доверие к "залатанным" теориям падает. Любой Постулат ad hoc — это удар по всей Гипотезе, поэтому частных постулатов должно быть очень мало. Чёткого критерия здесь нет, поэтому сегодня космология, к примеру, забита такими залатанными гипотезами! Более того, на основании одних плодятся другие, так что получается карточный домик. Как правило, перечень постулатов особо не афишируется.
Гипотеза может начать гордиться своими успехами в объяснении экспериментальных данных или целых явлений только после выполнения следующих предварительных условий, "критериев научной легитимности":
1. Признание своих Принципов (всеобщих Постулатов) научным сообществом,
2. Терпимость к "заплатам" (частным Постулатам ad hoc )со стороны ведущих учёных,
3. Объяснение всех (или большинства) уже известных экспериментальных Законов,
4. Вывод хотя бы одного нового теоретического Закона (предсказание).
Но это всего лишь условия признания Гипотезы в качестве достойного научного творения. А для изменения её статуса на более высокий (Теория), требуется полноценная экспериментальная проверка.
К сожалению, терпения "ждать и надеяться"(по А.Дюма) нет не только у любителей науки, её популяризаторов, СМИ, но и у крупных учёных. Так, авансом, некоторые захватывающие воображение Гипотезы нарекаются Теориями, получают широкое распространение, внедряются в мировоззрение. Будучи недоказанными, в них остаётся только верить или нет. Такая поспешность придаёт науке черты религии. Особенно, в восприятии дилетантов и любителей.
(6) Современная космология в основе своей базируется на экстраполяции ТГ Эйнштейна в астрономию и аппроксимациях Теории Элементарных Частиц (ТЭЧ) в астрофизику.
На первых порах Гипотеза "Большого Взрыва" (БВ) казалось многообещающей. Однако со временем для объяснения потока новых экспериментальных данных гипотеза БВ "обогатилась" большим количеством частных постулатов и потеряв привлекательность переродилась в доктрину. Но другой Гипотезы всё равно нет (вернее, она недостаточно развита), так что БВ ещё долго будут латать.

Обобщения и выводы:
а) Во всех случаях на вопрос "почему именно так, а не иначе?" ответа нет. При наличии чувства Понимания он адресуется к будущей теории, а при его отсутствии — к нынешней. Поэтому ей труднее получить признание, поддержку, приобрести последователей. Эффект этот носит чисто психологический характер, но оказывает самое серьёзное влияние на развитие науки.
б) Гипотетическое Знание может описываться хорошими Моделями, вызывать чувства Понимания и даже Постижения, но при этом быть ложным. Это необходимо иметь в виду, когда речь идёт о Гипотезах, как бы они ни преподносились!
в) За неимением лучшего многие люди предпочитают поддерживать даже самые залатанные и непривлекательные Гипотезы, чем терпеливо ждать появления новых. А если бы ТГЭ не повезло и точность методики эксперимента не позволила бы сделать вывод? Или в результат закралась бы ошибка?
Одного научного метода для вынесения вердикта мало. Постулаты принципиально ненадёжны. Модели, предложенные на их базе, тоже. Удачные предсказания — одно, или лучше два — это уже нечто убедительное, но не на всё сто. Поэтому для учёных такие критерии, как красота Гипотезы, её внутренняя простота и логичность, естественность и эстетичность Постулатов, чувство Понимания играют существенную роль. Досрочное признание Гипотезы Теорией только по этим критерием нередко приводит к ошибке, но её никто особенно не опасается. Время всё расставит по своим местам и справедливость восторжествует! Большинство гениев на практике с этим не столкнулись — не дожили. А нынешние, если они есть где-то, прекрасно Знают и Понимают это.
г) ТГ Эйнштейна без удачного эксперимента по отклонению света Солнцем не признали бы ни тогда, ни ещё долго потом. Это сейчас она для математиков — верх совершенства, для физиков — вершина теоретической мысли, для любителей — чудовищный монстр, которого кто-то любит, а кто-то ненавидит. А тогда это была сумасшедшая Гипотеза, которую просто освоить в виде Знания могли лишь десятки учёных, а Понимание сути было недоступно практически никому. Даже признание ТГЭ несколькими коллегами мало что значило бы практически. (Заметим, что всем "критериям научной легитимности" Гипотеза удовлетворяла).
д) Если вникнуть в феномен признания ТГЭ, то необходимо отдать должное СМИ, которые раздули из сухой науки сенсацию вселенского масштаба, а её непонимание превратили в козырную карту. Сегодня в этой роли выступает Гипотеза Большого Взрыва. В первом случае СМИ однозначно принесли пользу науке и человечеству, угадав со ставкой на "чёрную лошадку". Во втором случае, как представляется, они не могут бросить в беде сильно побитую кобылу, покрытую уже двумя огромными тёмными пятнами (тёмная масса, тёмная энергия) и хромающую на все ноги (опровергнутые опытом Постулаты). Тем более, что бедняга продолжает бегать в гордом одиночестве:)

Носители ЗНАНИЯ
Во всех сферах человеческой деятельности есть деление минимум на 3 категории действующих лиц — профессионалов, дилетантов и наблюдателей. 
1) В искусстве, например, от дилетантов стараются избавляться. А в спорте, наоборот, всячески пропагандируется массовость. Дилетанты приносят пользу самим себе, а от профессионалов получают удовольствие и наблюдатели (зрители, болельщики, поклонники, любители, потребители, клиенты, пользователи). Дилетанты выступают в двух ипостасях: всегда ещё и в качестве наблюдателей, а иногда — в претензиях на роль профессионалов. Во втором случае дилетанты, облечённые властью или имеющие влияние, вредоносны, независимо от побуждений.
В бизнесе, демократической политике и спорте от наблюдателей профессионалы прямо или косвенно зависят, а в искусстве и науке любая зависимость исключительно разрушительна. Управлять ими практически невозможно, в лучшем случае достаточно предоставлять благоприятные условия для творческой работы. Отметим ещё одно сходство между искусством и наукой: настоящие мастера — люди независимого и сложного характера, часто вызывающие огонь на себя. Поэтому признание ко многим из них приходит уже после смерти. Демократия — понятно, но даже судебные процедуры здесь не срабатывают — гениальный одиночка часто оказывается прав наперекор всему, а особенно, "здравому смыслу".
2) Сосредоточимся на науке. Поклонников и любителей у неё сейчас великое множество. Они жадно следят за её развитием, радуются успехам и переживают неудачи. Научно-популярное мировоззрение у них создают не столько школа и академические учреждения, сколько СМИ, которые падки на сенсации и красивые идеологические концепции. При всём уважении к любителям науки, они в ней дилетанты, а их советы и мнения, признания или непризнания гипотез и теорий, никакого значения не имеют. Если дискуссии и споры доставляют им удовольствие, то это замечательно. 
3) Особое место в профессиональной среде точной науки занимают теоретики. (В гуманитарных дисциплинах эту роль играют идеологи и философы). Это узкая каста, состоящая в основном из университетских профессоров и докторантов, в которой есть своя специализация. Принято считать, что с уходом Ричарда Фейнмана универсальных физиков-теоретиков на земле не осталось. Поэтому, специалистов по Теории Гравитации на всей планете порядка сотни, хотя преподавать её в состоянии на порядок больше теоретиков. На этом фоне конструкторы и инженеры с университетскими дипломами, даже специалисты по другим разделам физики являются, прошу прощения, дилетантами. В отличие от законченных, скажем так, дилетантов, у теоретиков-узких специалистов есть потенциал и возможности подучиться и поменять профиль исследовательской деятельности. Своя неофициальная иерархия и здесь образуется — она связана с оценкой интеллектуального потенциала и научных заслуг теоретика коллегами и академическим миром. Мнение академических авторитетов ещё более усиливается, если они занимаются административной работой, возглавляют научные школы, имеют поддержку в госаппарате. Как и в любом деле, в касте признанных теоретиков тоже наблюдается явная или подспудная конкуренция. И в чистой исследовательской деятельности не избежать влияния тех или иных социальных явлений, которые негативно сказываются на скорости научного прогресса.
4) Популяризацией научных открытий и теорий выдающиеся теоретики редко занимаются. Если их фамилия и появляется, то впереди рядового соавтора, который почти всё и написал. Как бы там ни было, но особых откровений и новых истин мэтры нашему миру всё равно не являют. Многочисленные книжки рядовых популяризаторов современной науки и информационно-познавательные продукты от СМИ быстро устаревают, т.к. наука эта делается прямо на наших глазах и ещё не сформировалась в окончательном и "нетленном" виде. Среди любителей легко возникает восхищение красивой гипотезой, перерастающее в верность ей, а затем, и в веру. Это не так безобидно, как кажется на первый взгляд — все идеологии позиционируют себя, как научные теории. Процесс популяризации Науки неизбежно приводит к её идеологизации, т.к. миллионы любителей способны воспринять только идеи и выводы, а не их соответствие реальности или практическую реализуемость. Поверхностное Знание без глубокого Понимания — это интеллектуальная жвачка, которая доставляет удовольствие людям, развлекает их, но не претендует на истинность. Знание в массах — не наука!
5) Трагедия последних "просвещённых" веков в том, что вера людей в силу Науки эксплуатируется в сомнительных целях, позволяя манипулировать ими посредством изощрённой наукообразной глупости или изощрённой мошеннической лжи. Пропаганда стала сильнее совести, культуры и здравого смысла. Монополия на истину аппроксимируется на социальное мышление и приводит к уродливым явлениям, слишком хорошо известным. 
Сложность теорий относительности и гравитации, квантовой механики, астрофизики является надёжной защитой от примитивизации, а вот космология почему-то стала массовой. Чуть ли не каждый дилетант фанатично убеждён в истинности мироздания на основе концепции БВ, "единственно верной и абсолютно правильной"! (Хотя в последнее время стихийный скепсис к БВ прослеживается и в комментариях всё большего и большего числа простых читателей к сообщениям по этой теме). 
Дух сомнения в разумных рамках всегда присущ настоящей Науке и этим она отличается от догматических социальных феноменов — идеологий и религий. В популярных изданиях когда-то было принято давать представление о происходящих в научном сообществе процессах объективно и сбалансировано, без того, чтобы становиться на одну сторону. Это осталось в прошлом — сегодня СМИ пользуются методами агитации и пропаганды, когда громят одни и возносят другие научные гипотезы. На пользу взвешенному и неторопливому процессу научного развития воспитание псевдонаучного фанатизма явно не идёт. Митингами и демонстрациями научные конфликты не решаются. Хорошо это или плохо, но мнения нескольких признанных и авторитетных специалистов, и только, имеют значение. Когда они расходятся, это свидетельство кризиса в науке. О какой-либо "правоте большинства" вообще говорить не приходится.
В общем, длительная эпоха научного гипотезирования порождает антинауку. Доходит до того, что гипотезы, так и не подтверждённые экспериментом, как-то незаметно облачаются в тогу теорий и постепенно становятся "общепризнанными" явочным порядком. Так это произошло с гипотезой кварков и всей Стандартной Моделью элементарных частиц. Ох, много же шуму будет, когда весь этот карточный домик рухнет.;)
Запись опубликована в рубрике Великие имена, Космос, Наука с метками , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

*