Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Весы для ведьмы

В небольшом голландском городке Аудватер, близ Утрехта, есть старинный Дом весов, в котором хранятся главные городские весы, чей стаж исчисляется ещё с XIII века!

Но повышенной популярностью у туристов эти весы пользуются не из-за своей древности, а по той причине, что в эпоху Реформации они спасли от возможного обвинения в колдовстве, а значит, и от сожжения на костре, не одну сотню мужчин и женщин...

«Лёгкие» пытки

В XVI веке Нидерланды, входившие тогда в состав обширного герцогства Бургундского, оказались включёнными в огромную, так называемую «Священную Римскую империю немецкой нации», в которой, по выражению её монархов, «никогда не заходило солнце».

Это был период, когда повсюду в Западной Европе усиливались гонения на еретиков. Но ещё суровее, чем еретиков, инквизиторские трибуналы карали тех несчастных, кто был уличён в колдовстве.

Раскаявшийся еретик всё же мог рассчитывать на определённое снисхождение со стороны своих судей, тогда как лица, обвинённые в ведовстве, лишались и такой надежды. Обвинить же в «сношениях с дьяволом» могли за одно неосторожное слово.

Однако основная масса арестов была следствием оговоров на допросе под пыткой. Пытки продолжались непрерывно до тех пор, пока «ведьма» не сознавалась в том, что летала на шабаш, поедала малых детей, подкидывала уродцев в колыбели, готовила волшебные мази, наводила порчу на короля и королеву, и ещё в совершении множества других ужасных преступлений.

Одной из самых «лёгких» пыток считалось опускание руки подсудимого в кипяток, чтобы затем по размеру ожога определить степень его вины.

Заниженный вес

Однако сознаться в собственных «злодеяниях» было ещё мало - суд требовал выдать сообщников.

Известны случаи, когда некоторые обвиняемые называли свыше ста имён людей, которые якобы тоже присутствовали на шабаше с «князем тьмы». Этих несчастных тоже бросали в застенки и пытали, требуя назвать имена нового круга сообщников. Сам факт ареста уже являлся, по сути, приговором.

В одном австрийском городке суд признал ведьмами нескольких женщин только за то, что они «много бродили по лесам в поисках кореньев». Порой «охота на ведьм» достигала такого накала, что даже люди, причастные к инквизиции, не могли быть уверены в том, что завтра их самих не обвинят в ведовстве.

Бургомистра немецкого города Трир, доктора права Дитриха Фладе, который на протяжении двух десятилетий являлся председателем суда, тоже оговорили, обвинили в колдовстве, долго пытали и, наконец, сожгли в сентябре 1589 года.

Характерно, что любая реакция обвиняемых в ходе их допросов или пыток однозначно толковалась в пользу виновности жертвы.

Вот что писал по этому поводу один из современников периода «охоты на ведьм» Фридрих Шпее:

«Если обвиняемая вела дурной образ жизни, то это являлось несомненным доказательством её связи с дьяволом; если же она была благочестива и вела себя примерно, то судьям было ясно, что она притворялась, дабы своим благочестием отвлечь от себя подозрения в связи с дьяволом и в ночных путешествиях на шабаш. Если на допросе она обнаруживает страх, то ясно, что виновна: совесть её выдаёт. Если же она, уверенная в своей невиновности, держит себя спокойно, то нет сомнений, что она виновна, ибо, по мнению судей, ведьмам свойственно лгать с наглым спокойствием...

Если несчастная женщина на пытке от нестерпимых мук дико вращает глазами, для судей это значит, что она ищет глазами своего дьявола; если же она с неподвижными глазами застывает в напряжённой позе, это значит, что она видит своего дьявола и смотрит на него.

Если она находит в себе силу переносить ужасы пытки, это значит, что дьявол её поддерживает, и её необходимо терзать ещё сильнее. Если же она не выдерживает и под пыткой испускает дух, это значит, что дьявол её умертвил, дабы она не сделала признаний и не открыла тайны»...

В системе «доказательств», которыми оперировали судьи, был, в частности, и такой специфический метод, как взвешивание обвиняемых в колдовстве.

Считалось, что все, кто служит сатане, весят значительно меньше обычных людей. Казалось бы: ну, вот же он, объективный способ установления истины! Но подвох заключался в том, что весовщик, как правило, находился в сговоре с судьями и объявлял вес испытуемых заниженным.

Эталон для всей округи

Но и на фоне этой массовой истерии порой отмечались разительные исключения. Поучительная история произошла в 1555 году в Нидерландах.

В небольшом городке Полсбрук проходил судебный процесс над юной красивой девушкой, обвиняемой в колдовстве. Несмотря на обличающие показания свидетелей, молодая «ведьма» держалась стойко, и тогда судья, рассчитывая получить решающую улику, распорядился взвесить её.

Пронырливый весовщик объявил, что вес девушки составляет всего шесть фунтов. Но «колдунья» продолжала упорствовать, заявив, что весы, очевидно, неправильные.

На этом процессе присутствовал император «Священной Римской империи» Карл V.

Весы для ведьмы

Тронутый красотой, а, главным образом, силой духа обвиняемой, монарх приказал провести повторное взвешивание, но на других весах, в соседнем городке Аудватер.

Тамошний весовщик оказался не только честным, но и мужественным человеком и не побоялся объявить, что вес девушки соответствует норме.

После этого Карл, удовлетворённый исходом испытания, даровал Аудватеру особую привилегию, смысл которой заключался в том, что главные весы этого городка были признаны эталонными для всей округи!

Возможно, это лишь легенда, но обстоятельства сложились так, что в скором времени слава о правильных аудватерских весах широко распространилась не только по всем Нидерландам, но и в германских княжествах, где охота на ведьм проводилась с особой свирепостью.

Паломничество в дом весов

В 1556 году Карл V вынужден был отречься от короны, и на престол взошёл его сын Филипп II - испанский король, фанатичный поборник инквизиции, сторонник массовых репрессий в отношении еретиков и, конечно же, ведьм.

Полагая, что зависимые от него Нидерланды вносят в королевскую казну слишком мало налогов, Филипп направил туда войска во главе с герцогом Альбой, жестокость которого вошла в поговорку.

При Альбе костры инквизиции вспыхнули с новой силой, осуждению нередко подвергались даже судьи, выносившие, по мнению герцога, мягкие приговоры.

«Топор палача и костёр инквизиции - вот единственно надёжные средства управления «недосожжёнными еретиками», - любил повторять этот испанский гранд.

Число казнённых по его воле исчислялось тысячами. Тогда-то многие состоятельные люди, в надежде заранее обзавестись своеобразной страховкой, устремились в Аудватер, чтобы взвеситься на знаменитых весах и получить сертификат о своём «правильном» весе.

В свою очередь, городские власти Аудватера, видя столь массовый наплыв паломников, поставили этот процесс на поток, превратив его в прибыльный бизнес. Процедура взвешивания была расписана до мелочей.

Сначала испытуемых тщательно обыскивали, дабы удостовериться, что те не прячут под одеждой тяжёлых предметов. Само взвешивание происходило в Доме весов в присутствии секретаря городской управы, присяжных, весовщика, а также многочисленных зрителей.

Затем составлялся особый сертификат, в котором подпись ответственных лиц скреплялась городской печатью. Этот документ бургомистр торжественно вручал заявителю в ратуше. За каждое удостоверение взималась плата - шесть гульденов, сумма по тем временам весьма значительная. Важно отметить, что в сертификате даже намёком не упоминалось о колдовстве. Речь шла только о том, что взвешивание проводилось по просьбе означенного лица, которое, дескать, может распорядиться сертификатом по своему усмотрению.

При этом к самому акту взвешивания все его участники относились с исключительной серьёзностью. Многие из испытуемых волновались так, что падали в обморок, не успев взойти на весы. Случалось и такое, что иной заявитель, уже внёсший плату, внезапно исчезал из города, как бы страшась предстоящего испытания.

Но те, кто получал заветный документ, обретал и вместе с ним и уверенность: ведь такой сертификат освобождал, пускай и формально, его владельца от подозрений в общении с дьяволом. Имена всех лиц, взвесившихся на городских весах, вносились в особые протоколы, которые сохранились в архивах Аудватера до наших дней.

Паломничество в Дом весов небольшого городка продолжалось вплоть до второй половины XVIII века, когда «охота на ведьм» пошла на спад. Но взвешивания подобного рода продолжались и позднее, например, в случаях, когда той или иной персоне требовалось опровергнуть слухи о своей причастности к колдовству и сплетни, распускаемые злыми языками.

По имеющимся сведениям, подобные процедуры изредка происходят в Аудватере и в наши дни.

Валерий НЕОНОВ









Предыдущая    Статьи     Следущая











Друзья сайта: