Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




В лесу заблуждений

В выходившем в США «Словаре Барнэма», единственном в своем роде, доказывается: не вызывавшее сомнений - при изучении оказывается иногда заблуждением.

Так за круглым столом короля Артура собиралась компания рыцарей, среди которых выделялся сэр Ланселот. Он совершил множество подвигов в честь дамы сердца Джинервы. Но словарь сообщает, что при проверке записей британо-кельтских сказаний V века - оказывается: в этой компании сэра Ланселота не было. Придуманный переписчиком, он появился лишь во французской рукописи в XII веке.

Почему туфельки Золушки сделаны из стекла - столь мало подходящего материала? По-французски стекло «verre». Для обозначения меховой обуви в старо-французском языке было слово «vair». Оба слова произносятся одинаково - «вер». При переводе Золушку «обули» в стеклянные туфельки. И далее в переводах они превратились в хрустальные.

«Гильотина» называется так - ни в честь придумавшего ее... И вообще, это даже не французская выдумка. Веками она применялась в Италии, и просто доктор Жозеф Гильотен убедил Национальную ассамблею именно ее применять при государственных казнях. Заблуждение, что ее изобрел Гильотен, сделалось настолько всеобщим, что его дети переменили фамилию.

Шекспир считал, как и многие впрочем, что Цезаря убили в Капитолии. Но убили его у статуи Помпея, в зале, где заседал Сенат. Под именем «египетской царицы Клеопатры» царствовали семь женщин, и ни одна не была египтянкой. Птолемеи, из рода которых происходила любовница Цезаря, правили Египтом около 300 лет, и были македоняне. Кстати, Александрия, столица Египта, была, в сущности, греческим городом - по искусствам, архитектуре, языку, нравам и модам, по тому даже, какие шляпы носили женщины.

Из замечательного словаря Тома Барнэма, можно узнать, к слову, что шляпы-панамы, которые первоначально имели вид колокола - из Эквадора. А Панама просто стала центром торговли ими.

Такими «придирками к мелочам» автор словаря, пытливый и недоверчивый, как бы еретически не верит в «аксиомы». В предисловии он так и называет себя - «еретик».

Итак, читаем: «шляпы, колокола, и в чью честь названы»... И оказывается, что Биг-Бен (Большой Бен) поначалу - никакие не часы на здании Вестминстерского аббатства и даже не башня, а колокол, названный по имени Большого Бена, как прозвали Бенжамина Холла, представителя парламента, контролировавшего установку колокола на башне.

Пароход изобрел не Фултон. Продвинутый читатель, конечно, припомнит еще Герона Александрийского (которого, кстати, долго относили ко II веку до н. э., тогда как он жил в I веке н. э.). Не он ли это изобрел паровую машину?.. Она была установлена на Фаросский маяк, где применялась для подъема топлива к осветительному устройству. Ведь так утверждал Бернард Шоу в известном произведении «Цезарь и Клеопатра»? Так, да не так. Герон изобрел «эолипил» - то, что приводилось во вращение струями вырывающегося пара, и это устройство предвосхитило на две тысячи лет принцип турбины, но было лишь зрелищем.

История парохода давно подкупает как бы «конкретностью», то есть, вспоминается, конечно, картина: Бласко де Гарай производит в Барселонском порту испытания корабля «Тринидад» в 1543 году. Корабль снабжен гребными колесами, из его середины подымается облако пара! Ну, кажется, естественно, - от паровой машины! Однако эту легенду о паровом двигателе опровергает даже сотрудник пушкинского «Современника» П. Козловский в 1837 году. (Статья о паровых машинах заказана ему Пушкиным). Не существовало тогда парового двигателя, была машина Т. Севери, лишь в XVII веке получившая применение - на английских шахтах. Так что, если над кораблем де Гарая увидели «облако пара», то, скорее всего, как было принято тогда, на палубе этого военного судна кипятили воду, чтобы обливать затем лезущих на абордаж. Есть также данные, что де Гарай предлагал, чтобы избежать зависимости от ветра, строить суда с гребными колесами - на мускульной силе команды.

Быть может, никому так не повезло с историко-техническим фольклором, как Фултону. В 1804 году он как будто предлагает Наполеону перевести флот на паровую тягу. Никакая другая проблема не стояла для наполеоновской Франции столь же остро, как соперничество с Англией, а какие возможности открывало предложение Фултона! Однако Наполеон вроде бы не оценил изобретение. Есть литография: «Роберт Фултон показывает Наполеону чертеж парохода». Но изобретатель на самом деле показывал чертеж подводной лодки -- в движение приводимой вручную. Он предлагал с ее помощью прицеплять подводные мины на английские корабли.

Жуфруа и Фолленэ еще в 1783 году построили судно «Пироскаф» с двигателем типа машины Уатта (на картине созерцающего крышку на чайнике). А историю о фултоновском пароходе «популяризовали» против Наполеона, его враги, и в частности маршал Мармон - в мемуарах, опубликованных в 1857 году: «Я видел, как Фултон просил о проведение опытов, но Бонапарт отнесся к изобретателю как к шарлатану и ничего не пожелал слушать. Я дважды вмешивался, но мне не удалось вразумить его, чтобы использовать флотилию паровых судов как средство вторжения. Нельзя даже представить себе, что произошло бы - вразумись он».

Неверно, что Фултон изобрел пароход - правда, он построил судно с паровым двигателем - следуя за успешными опытами других. Да, он спустил его на воду, но - чуть ли не через двадцать лет, после того, как эти другие, Джеймс Рамсей и Джон Фитч, уже ходили на своих пароходах: один - по реке Потомак, другой - по реке Деловер. Неверно, конечно, и представление, что его модель колесного судна работала от маленькой паровой машины, Фултон был часовсщик и колеса крутил часовой механизм.

Неверно, будто это Форд придумал конвейер. Его изобрел Рейсом Олдс. В 1901 году «Олдс Мотор Компани» построила 425 автомобилей, а сразу после изобретения, годом позже, - 2500. Генри Форд лишь модифицировал идею конвейера.

Естественно, автор словаря Барнэм - «еретик»: сколько он не тверди свое, мы верим в то, во что уже верим. И нам кажется, что это он заблуждается, «еретик».

Знаете ли вы тот короткий период в IX веке, когда не сжигали еретиков? Не знаете? Тогда - когда на Святом престоле оказалась женщина! Не сжиигала еретиков - только папесса.

Продвинутый читатель спросит, конечно: да было ли возможным такое восшествие в IX веке? Даже женских монастырей было сравнительно мало. Понтифика избирали открыто... То есть - не кардиналы, в последующие века запираемые без еды, пока голод не приведет их к единодушию. Борьба доходила до кулачных схваток и побежденных бросали в Тибр.

Да, это было возможным. С первых лет христианства, как свидетельствуют летописцы, многие женщины из набожного рвения - чтобы молиться хотя бы и в мужской обители - рядились в рясы монахов... И даже апостола Павла в странствиях сопровождала некая «спутница». Известно: дочь александрийского градоначальника, весьма крепкая девушка, переодевшись, не только молилась, но и работала в кузне. А также пахала землю, усердно доила коров (тогда не вышел еще закон для монахов, запрещавший доение как «занятие для них от лукавого»). В конце концов, ее выбрали игуменом. Летописец Никифор Каллист сохранил для истории и другой удивительный факт: одна девица полюбила некоего монаха Франческо, молоденького и безбородого. Будучи отвергнутой, из мести она отдалась пастуху, а в беременности обвинила монаха, тут и пришлось Франческо открыться, что он - Мария.

На многолюдном соборе 1414 года (названном Вселенским, так как помимо духовных особ присутствовали чуть ли не все курфюрсты) выступил и Ян Гус, утверждавший, что в IX веке в течение двух лет папствовала женщина. И это никого особо не взволновало, никто из сорока девяти епископов и двадцати пяти кардиналов - не возразил. Секретари просто занесли это утверждение в протоколы, а папский секретарь Теодорик Ниемо сделал такую сноску: «Переодетая в мужчину Иоанна обучалась в римской Греческой школе, где до нее когда-то преподавал Блаженный Августин. Затем там же и сама обучала, и по памяти читала Евангелие, и этот фолиант был единственной вещью, которой она владела. Она предавалась лишь богословию, пока была бедной. Когда же она стала понтификом и завладела богатством - при ней уже не было тяжким грехом переписывать золотом Евангелие или устроить иллюминацию, которая сверкала, так, как еще не бывало на земле. Впала она и в другой тяжкий грех... И во время процессии у церкви св. Ирины она неожиданно родила. В память об этом была воздвигнута статуя».

Многие претендовали тогда на тиару, объясняет словарь. Но ученики Греческой школы и сподвижники Льва заняли сторону отца Иоанна, так как: «Не имея гарема, он должен был не скупиться на них». Современники говорили, что «от сияния на крышах триумфальной иллюминации вороны кричали как гуси при осаде галлами Рима». И вот отец Иоанн, и сам сияя, «носит одеяния, обвешенные драгоценными камнями, одаривая ими по своей доброте - прямо с одежды». Для полноты триумфа в Рим съехались приклониться к ногам понтифика короли. Это, должно быть, так же «вызывало женскую снисходительность» в отце Иоанне, которого Лев IV незадолго до смерти препоручил заботам своих молодых «племянников» (как называли сыновей пап). Доброта и снисходительность папессы распространились до того, что она - не то, чтобы сжигать молодых еретиков, - освобождала их.

В истории, конечно, немало женщин, которые были тоже добры к молодости, и, поднявшись высоко, годами праздновали доброту, но так ли уж высоко они поднимались в сравнении с тем, чтобы папствовать в IX веке! Годы Иоанны летели, продолжались пиры, но даже и золотые одеяния предыдущего папы Льва уже превратились в пиры. Все-таки в уверенности, что и Всевышний благословит такую ее доброту, Иоанна успела построить пять прекрасных соборов. Они остаются в сокровищнице человеческих достижений - отмечая все же значительность ее на страницах Истории. Но вот подробности ее папства летописцы как бы стирали. Позднее так же иные историки «пропускали» как незначительную подробность - Наполеона. Если бы подобными «пропусками» удавалось что-то скрывать в самом деле, то стало бы сомнительным не только существование папессы, но и Бонапарта. Стендаль записывает: «Попытка скрывать ее существование доказывается и выдержкой из памятки Кентерберийского монастыря, где в перечислении пап после 853 года летописцы считают годы Льва IV - до Бенедикта III, а годы папессы не упоминаются». Итак... Летели эти годы... И вот уже сорок лет исполнилось Иоанне. Но, по словам Петрарки, «племянники не променяли бы ее и на двух двадцатилетних».

И вот в хрониках повествуется, что едва процессия во главе с понтификом Иоанном приблизилась к церкви св. Ирины - ему вдруг сделалось худо. Епископ поспешил, было, окропить его, тоже уверенный, что в нем лукавый дух, повелевая изойти, показаться в доказательство этого всем присутствующим, но, к удивлению всех, появился ребенок.

Свидетельствуют два летописца, епископ Иоковатия и кардинал Палдуфла: после ошибки с полом Иоанны избираемых пап усаживали в особое кресло, чтобы при взгляде на них снизу, можно было узреть доказательство пола. Это кресло исключало отныне папесс. Избрание бывало лишь после заключения авторитетной комиссии: «Habet» (имеет). Как упоминает и другой историк, Медиолана Корий: «Такая церемония, происходившая в церкви св. Сильвестра, сохранялась до XVI века, и этого не мог избежать даже и Александр Боржиа, хотя имел жену и восемь детей от нее, а также множество «племянников» от любовниц».

По завершении чтения словаря Барнэма становится ясно, что в сокровищнице достижений стоят как бы целые «соборы» общепринятого, но неверного. Конечно же, с великими соседствуют малые заблуждения (как в лесу - заросли). Даже соборный готический стиль не был присущ постройкам древнегерманского племени готов, в эпоху возрождения при описании соборов X - XI веков слово «готический» по звучанию напоминало сторонникам ренессанса «нагромождение», нечто варварское - что присуще только варварам, готам. Вы откроете монбланы заблуждений!

А где, кстати, гора Монблан? В Швейцарии? Да нет, - во Франции. Неверно даже (из «зарослей» заблуждений) представление, что будто бы заблудившемуся в лесу надо только вглядеться в деревья, где именно растет мох, и он определит стороны света. На сухой и ровной местности мох действительно в основном растет на северной стороне стволов. Но в лесу, густом и тенистом, где как раз и плутают, мох на деревьях - повсюду. Выходите на открытую и сухую местность. Ау-у!

Максим СИВЕРСКИИ








Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: