Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Суета вокгруг урана

В истории развития великих научных идей и событий на их основе нередки случаи символических совпадений. Например, 1 сентября 1939 года, когда началась Вторая мировая война, в свет вышла статья физиков Бора и Уиллера о механизме деления атомного ядра, а значит, возможности начала ещё более страшной бойни в истории человечества.

Без единого выстрела...

Как только фашистская Германия развязала войну в центре Европы, антимилитаристам Дании стало ясно: Гитлер не оставит Север в покое, а значит, оккупация страны не за горами. В марте 1940 года 27-летний физик Альфред О.Нир из Миннесотского университета выделил несколько микрограммов «военного» изотопа уран-235 и тем самым показал возможность создания материальной основы атомной войны. В это время всемирно известный физик-теоретик Нильс Бор работал над проблемой извлечения колоссальной энергии атомного ядра и находился в Осло, где читал лекции норвежским ученым.

Как и ожидалось, фашисты напали на Данию. Война началась, а датский посол не имел об этом и представления. Глубоко ночью министра иностранных дел Дании вытащили из кровати, чтобы объявить: «Дания должна согласиться принять защиту рейха немедленно и безоговорочно. Любые попытки сопротивления будут жестоко подавлены».

Немецкие десантники почти без выстрелов захватили королевский дворец, а фашистский транспорт вошел в порты Дании. Датчане сдались, в то время как норвежцы встретили гитлеровцев организованным сопротивлением. В те времена Дания оказалась страной «олимпийского спокойствия»!

Однако Нильс Бор не был спокоен, поскольку понимал, какую угрозу несет Дании фашизм и как именно фашизм угрожает ему лично.

Курьезы на военном положении

В институте Нильс Бор первым делом уничтожил часть рабочего архива, которая, попади она в руки гестапо, могла повредить ученым-эмигрантам из Германии. Как вести себя во время войны, как отнестись к захватчикам? Главное — обеспечить безопасность персонала, сохранность лабораторий и по возможности продолжить нормальную работу института. В Англии остался невозвращенцем коллега Бора физик Фриш, которому Бор направил телеграмму, наделавшую немало шума. В конце безобидного текста о том, что «в семье все в порядке», значилось: «Сообщите Кокрофту и Мод Рэй Кент». Телеграмму в Англии восприняли как шифровку, пытаясь разгадать, о чем сообщает Бор. Английские физики предполагали, что речь идет об уране. Но что именно Бор имеет в виду? Случился курьез. Бор так заинтриговал всех именем «Мод», что это имя присвоили в «качестве комплимента» английскому Комитету по ядерным исследованиям. И только годы спустя недоразумение прояснилось: оказалось, что Мод Рэй — имя бывшей гувернантки Бора, которая жила в Кенте и обучала детей Бора английскому языку.

Заботливый Бор всего лишь хотел сообщить, что у них все в порядке. Но имя Мод попало в историю! Именем Мод назвали подкомитет в рамках министерства авиационной промышленности Англии. Назвали, вспомнив «загадочную» телеграмму Бора. Под именем Мод творились большие дела, и вряд ли гувернантка Бора узнала, что таким образом оказалась причастна к великим делам войны и мира.

Химера или реальность?

К началу Второй мировой войны многие выдающиеся умы признавали идею создания атомной бомбы химерой. По крайней мере, никто не верил, что ее можно использовать в развязанной войне. Но иначе думали в Бирмингемском университете. Отто Фриш и Пайерлс выступили с докладом, потрясшим ученых и правительство Англии. Они тщательно изучили статью Нильса Бора о делении урана-235 под действием медленных нейтронов и... озаботились идеей разделения изотопов урана-238 и -235. Идеей отделения «зерен от плевел». Успешно отделив уран-235, они те самым оставляли шанс на создание мощного атомного заряда. И самое удивительное, что для этого не понадобилось научной суперхитрости. Следовало всего лишь применить метод газовой термодиффузии. Простота оказалась гениальной!

Только представьте: идет кровопролитная война, а английские физики заявляют: «Мы пришли к выводу, что небольшого количества урана-235 будет достаточно для производства взрыва огромной мощности». По расчетам, «шар из урана-235 весом около килограмма будет критическим размером для бомбы». Тогда же было заявлено, что бомба должна состоять из двух полушарий, в момент соединения которых образуется достаточно большая масса урана, чтобы началась цепная реакция деления, в результате которого произойдет взрыв.

Можно представить, с какими чувствами и мыслями читали это заявление главы воюющих и готовящихся к войне правительств. Гитлер, Сталин, Черчилль, Рузвельт... Этим заявлением, по существу, началась гонка за первенство в создании атомной бомбы. И вербовка выдающихся физиков мира, Нильса Бора в первую очередь. В мае 1940 года, одна за другой, капитулировали Голландия и Бельгия, а 22 июня настал черед Франции. Что же оставалось на долю Нильса Бора, находившегося под пятой фашизма?

Мужество и надежда

Нильс Бор сделал выбор бесповоротно. Он встал на сторону борцов Сопротивления. В 1941-1942 годах в Дании набирало силу подпольное движение. И Бор знал о многом, что творилось за кулисами необьявленной войны. По иронии судьбы здание гестапо соседствовало с институтом Бора. Но, может быть, не по иронии? Комнаты института легко прослушивались сотрудниками Мюллера, которые спали и видели, как арестовывают великого ученого. Но для этого требовалась приличная провокация, а Бор «на подставу» не шел. Ученый активно помогал беженцам и по возможности переправлял их через пролив в нейтральную Швецию.

Нильс Бор

Началась война Гитлера с СССР. И тут в гости к Бору приехал выдающийся немецкий физик Гейзенберг, который три года работал в его институте. Официально приехал на конференцию, которую бойкотировал Бор, знавший, что Гейзенберг приветствовал оккупацию Польши. А кроме того, согласился занять пост директора Физического института кайзера Вильгельма, а значит, сотрудничать с фашистами. Нервничали оба. Не исключено, что встреча была санкционирована, ибо немецкий физик упорно допытывался у Бора, реально ли создать атомную бомбу. И вероятно, что в этой ситуации Бору пришло на ум прощупать, каковы подлинные настроения немецких физиков. Что касается гестапо, то оно вряд ли бы прошляпило контакт Гейзенберга с Бором, так как за обоими велась тщательная слежка.

Как бы там ни было, а 26 сентября 1939 года девять видных немецких физиков объединились в «Урановое общество», к которому позже присоединились Гейзенберг и Вейцзекер. Но тогда, на исторической встрече Гейзенбергa и Бора, оба были предельно осторожны и не раскрыли друг другу планов. Бор был уверен, что Германия усиленно работает над созданием атомной бомбы, а потому веры Гейзенбергу не было.

Что же в итоге?

Закончилась Вторая мировая война. Союзники получили возможность исследовать немецкие архивы, относящиеся к урановому проекту. Некоторые физики, например Ганн, Гейзенберг, Вейцзекер, были доставлены для пристрастного допроса в Англию. В это же время произошел американский взрыв в Хиросиме... Немецкие ученые были потрясены случившимся, так как не ожидали, что возможен столь мощный взрыв с чудовищными последствиями. Что касается вожделенной мечты Гитлера заполучить атомную бомбу, то Гейзенберг прояснил ситуацию так: физики «Уранового общества» побоялись рекомендовать Гитлеру потратить огромные ресурсы на создание атомной бомбы. А вдруг бы не получилось? Тогда всех бы ждала виселица...

Александр УХТОМСКИЙ









Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: