Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Сетевая волна: прогнозирование эпидемий

Иногда случается так, что современники даже не знают, что ученым удалось обуздать какие-то грозные природные процессы, ранее вызывавшие у людей панический страх. Именно так 35 лет тому назад произошло с разработанной отечественными специалистами системой, позволившей эффективно прогнозировать распространение эпидемий по территории страны.

Автору, тогда молодому биофизику, посчастливилось спустя всего несколько лет после внедрения в практику системы прогнозирования неоднократно и очень подробно беседовать с теми учеными, которые были ее основными авторами — академиком Оганесом Вагаршаковичем Барояном и профессором Леонидом Алексеевичем Рвачевым. Увы, знаменитый эпидемиолог Бароян умер в 1985 году, а математик Рвачев — в 1986-м. Система осталась, но в общедоступных изданиях информации о ней было мало. Между тем во всей этой истории было много почти что невероятного.

Итак, в 1940-х годах в страну из многолетней заграничной спецкомандировки вернулся участник войны в Испании доктор Бароян. Спустя годы он стал директором НИИ в Москве, который являлся ведущей организацией по вопросам, связанным с изучением эпидемий. К счастью, в обычной мирной жизни к 1960 годам уже только один грипп свободно гулял по стране. Однако и от него только экономический ущерб исчислялся миллиардами. Между тем в разных странах специалисты предпринимали попытки предсказать ход эпидемий. Речь здесь не о годах их возникновения, о чем много писал Александр Леонидович Чижевский, — тут играет роль активность Солнца. Практикам важно и другое — точно знать, к какому числу в том или ином крупном городе следует ожидать массовой заболеваемости. Это позволяет подготовиться, заблаговременно провести вакцинацию, завезти лекарства.

Но простейшие подходы, вроде аналогии с цепной реакцией, не давали четких прогнозов. Озабоченный безопасностью населения, академик решил поискать такого математика, который бы взялся решить задачу. Так получилось, что Леонида Рвачева, одного из первых выпускников МГУ по специальности прикладная математика и программирование, к тому времени отчислили из аспирантуры. Он работал в военном ВЦ, где имелась одна из редких тогда достаточно мощных вычислительных машин. На предложение перейти в НИИ эпидемиологии Леонид согласился и набрал группу столь же молодых и строптивых математиков. Опустим подробности и перейдем к сути.

Оказалось, что сеть из ста крупнейших городов страны и соединяющих их транспортных артерий можно представить в виде единой среды, а к распространению эпидемий применить уравнения, используемые обычно в гидродинамике. Для простоты назовем подход, примененный Рвачевым, сетевой волной. Интенсивность потока между узлами сети зависела от числа перемещающихся по той или иной «нити» людей. Раз уж речь шла не о теории, а о практике, потребовалась статистика. А ведь не зря говорят, что есть три вида лжи — просто ложь, наглая ложь и статистика.

Очень сложно было собрать данные про реальные пассажиропотоки между всеми городами, но усилиями академика Барояна это удалось сделать. Не на много проще было получить подлинную статистику по ежедневной (!) заболеваемости в тех же ста городах. Но и это удалось. И, наконец, пришлось вводить весьма занятные поправки, совершенно не связанные ни с математикой, ни с медициной. Например, оказалось, что кривая заболеваемости зубчатая: люди предпочитали брать больничные не по пятницам, а по понедельникам. Причина тут чисто психологическая, но в конце 1960-х о таких моментах не задумывались и объяснить «зубчатость» кривой заболеваемости смогли не сразу. Несмотря на некоторые не подлежавшие огласке моменты, результаты работы в целом авторы смогли опубликовать в научных изданиях. Есть и толстая книга «Моделирование и прогнозирование эпидемий гриппа для территории СССР», вышедшая небольшим тиражом в 1977 году, когда модель уже несколько раз показала свою высокую точность. А там подоспели и новые вакцины...

Однако замечали ли те читатели, которым за 40, что в последние лет 15 грипп стал менее значимым явлением жизни? Увы, это следствие не столько усиления «противоэпидемического щита», но и побочный эффект от тяжкого кризиса, потрясшего наше общество в 1990-е. В свое время А.Л.Чижевский обратил внимание на то, что двух эпидемий разных болезней в одни годы не бывает. Скажем, если в прежние столетия возникала эпидемия чумы или холеры, то о гриппе в тот же год было не слыхать. Другое наблюдение: в годы наиболее жестоких войн грипп также уходит в тень. Считают, что в условиях сильного стресса, когда организм мобилизован на решение задач выживания, либо иммунитет укрепляется, либо люди просто не замечают легких и даже не очень легких недомоганий.

События, последовавшие за распадом СССР — конфликты на прежних «национальных окраинах», гиперинфляция, резкое падение производства, вынужденная смена многими людьми специальности или, по крайней мере, места работы, разрушение веры в прежние идеалы, в совокупности сыграли примерно ту же роль, что и война. Людям было не до гриппа. Так что не удивительно, что даже в условиях раскрытия многих прежде «закрытых» или «полузакрытых» научных тем о реально работающей системе прогнозирования эпидемий позабыли. Между тем за рубежом в ХХ веке не было ничего подобного.

Теперь о невероятных совпадениях, связанных с работой над системой прогнозирования. Когда Л.А.Рвачев в 1968 году защищал кандидатскую диссертацию в совете при Институте кибернетики, ему единодушно хотели присвоить степень доктора физико-математических наук. Но в перерыве заседания пришло известие о гибели Юрия Гагарина. Академик В.М.Глушков посчитал неудобным сочетание траурного сообщения и столь сильных похвал в адрес еще не внедренной тогда системы. В итоге ограничились присвоением степени кандидата наук. Спустя четыре года, после первых успешных прогнозов, в том же Институте кибернетики Л.А.Рвачев все же защитил докторскую диссертацию...

Академик Бароян, работавший в свое время и в системе Всемирной организации здравоохранения при ООН, ездил во многие страны. Сотой страной в 1977 году стала Австралия. И как раз тогда и вышла та самая толстая книга о моделировании эпидемий для ста городов нашей тогдашней страны, которая стала затем лучшим памятником этому незаурядному человеку. У автора осталась другая монография — о международных аспектах проблемы эпидемий — с дарственной надписью О.В.Барояна. В ней ученый вспоминает Пифагора, утверждавшего, что смысл жизни — в числах. Надо сказать, что руководителем академик был жестким, хотя даже недоброжелатели отмечают его колоссальную эрудицию. Любопытно, что и он, и математик Рвачев находились среди экспертов в самом начале существования телепередачи «Что? Где? Когда?».

Было бы, конечно, весьма интересно прочитать его мемуары, узнать подробнее об эпизодах, связанных с событиями 1930 — 1940-х го- дов. Однако многочисленные невероятные истории, о которых мог бы рассказать О.В.Бароян, пока что так и не стали известными. Поэтому сказанное можно рассматривать скорее как попытку хоть чуть-чуть приоткрыть завесу, за которой скрывается еще много таинственного.









Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта:










Психологическая консультация: консультация психолога .