Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Авианосцы на Волге

В разгар Гражданской войны, в 1918 году, один из самых напряженных фронтов молодой Советской Республики проходил по Волге, где, по признанию ЦК партии, решалась судьба революции. Колчак и Деникин обладали в этих районах весьма внушительными силами, и для победы над ними требовались не только революционная стойкость, но и самое современное оружие. Так на Волге появились «красные... авианосцы».

Первые авианосные

Волжская военная флотилия, собранная с бору по сосенке - вооруженные пароходы, катера и баржи, - остро нуждалась в средстве разведки и нанесения дальних ударов. Таким средством являлась авиация, но с этим возникали проблемы: гидросамолеты негде было принимать и обслуживать. Поэтому по приказу Реввоенсовета был сформирован воздушный дивизион, базировавшийся на переоборудованной сормовскими рабочими нефтеналивной барже «Франция». «Коммуну» (так назывался первый советский авианосец) тянул буксир «Кольцов», а завершал картину пароход «Герцен», на котором располагались штаб дивизиона и жилые помещения. На палубе «Коммуны», оборудованной кранами для спуска и подъема крылатых машин на воду, находились шесть гидросамолетов М-9 и три истребителя «Ньюпор-17» с колесными шасси.

Авианосцы на Волге

Едва на реке сошел лед, как воздушный дивизион двинулся от причалов Нижнего Новгорода к волжской флотилии, ведущей тяжелые бои с колчаковцами в районе Чистополя. На Волге и Каме самолеты сразу вступили в бой: вели разведку, наносили бомбовые удары, штурмовали скопления пехоты и кавалерии противника. Вот что об этом писал один из летчиков дивизиона, Сергей Григорьевич Козлов:

«Уже в районе посада Дубовка начались боевые полеты. В первую разведку вылетел на самолете М-9 Свинарев. Только он начал набирать высоту, как с земли заметили два самолета белых, резко изменивших курс и приближавшихся к “девятке”. На выручку товарища тут же взлетели два наших “ньюпора". Они набрали высоту и со стороны солнца вдвоем атаковали правый вражеский самолет. Белые, которые до этого летали совершенно безнаказанно, дали полный газ и левым берегом ушли к себе. В этом первом воздушном бою над Волгой мы узнали, что у белых появились новые самолеты, более быстроходные, чем наши, и сильнее вооруженные. Как потом стало известно, это были английские "дехэвиллэнды-4". Недалеко от Царицына (теперь Волгограда), в узком и глубоком овраге, выходящем к Волге, враг установил “кинжальную батарею". Из надежного укрытия ее артиллеристы обстреливали все наши проходящие суда и, по сути дела, перерезали сообщение по реке.

Обычная воздушная разведка не смогла обнаружить орудий противника. Они были хорошо замаскированы и при появлении наших самолетов прекращали огонь.

25 августа один из летчиков дивизиона вылетел на морском самолете М-9 на разведку батареи с малой высоты. Уже много раз прошел самолет взад и вперед вдоль оврага, и все безрезультатно. Летчик решил спуститься еще ниже. Началось испытание нервов. И нервы белых не выдержали. Враг открыл по самолету сильный огонь и этим демаскировал себя. Уже в нескольких местах пробиты крылья и лодка. Осколок попал в штурвал. У летчика на правой руке ранены два пальца, и сидящий рядом наблюдатель Максименко зажимает их платком. А самолет продолжает кружить. Только установив координаты батареи, экипаж возвратился к флотилии и передал данные для стрельбы. Точным огнем наших плавучих батарей “кинжальная” была уничтожена».

Красные стрелы

Хорошую эффективность показало и необычное оружие «красных ястребов» - металлические стрелки, массово сбрасываемые с борта самолета. Их решили применить из-за нехватки боеприпасов, однако они сработали не хуже пуль, в ряде случаев поражая людей даже сквозь палубу корабля. Вот что об их применении писал командир воздушного дивизиона С.Э. Столярский: «Часто мы усыпали стрелами грунтовые дороги, по которым двигалась конница врага. Стрелы крепко застревали в сухом плотном грунте. Концы их торчали над поверхностью на 5-6 сантиметров, превращая дороги в непреодолимое препятствие для лошадей, получавших ранения ног. В результате белые должны были посылать людей с молотками, чтобы они вгоняли стрелы в землю. Нетрудно представить себе, насколько это замедляло темп передвижения конницы!..»

После появления у белых новых самолетов летчики советского воздушного дивизиона перешли на ночные вылеты вглубь территории врага. Задачу ориентирования в темноте решили оригинально: темную Волгу внизу сжимали густо расположенные деревни, окна домов которых слабо светились светом... лампад перед иконами.

Свободу «Посейдону»!

Однако одной «Коммуны» Волжской флотилии решительно не хватало, поэтому красные моряки пошли уже знакомым путем: в авиатранспорты были переоборудованы нефтеналивные баржи. Для спуска самолетов на воду и подъем с нее применялись два способа. Первый заключался в установке на палубе поворотных кранов, к тросам которых цепляли специальное кольцо-раму. К раме крепился самолет. По второму способу по бортам или на корме был расположен деревянный спуск на воду, по которому самолеты сталкивали в реку или вытягивали из нее. Всего же в Волжской, а позднее в Волжско-Каспийской флотилии было четыре таких авианосца.

Наибольшую эффективность в боях показал первый появившийся у красных авиатранспорт «Коммуна». Передняя мачта и нефтеналивные трубы были демонтированы, а деревянные дощатые спуски - добавлены. В месте штурвальной рубки размещались две 37-миллиметровые зенитные пушки и пулеметы. Все шесть имевшихся на борту гидросамолетов могли быть быстро спущены на воду усилиями 8-10 человек команды.

Второй авианосец, «Свобода», для спуска и подъема шести самолетов на борту имел два поворотных крана с каждого борта. На третьей переоборудованной барже, «Посейдоне», спуск и подъем осуществлялись с деревянного спуска на скошенной в воду корме. Во время осуществления таких операций специальные трюмы баржи наполняли водой, отчего она оседала кормой, что существенно облегчало работу.

Уникальный опыт

Несмотря на высокую эффективность «красных авианосцев» в бою, открытый способ размещения на них самолетов, учитывая наши климатические условия, приводил к быстрому износу деревянно-полотняных машин. Для устранения этого недостатка в 1919-1920 годах на Сормовском заводе была переоборудована баржа «Смерть» длиной 153,7 метра и шириной 23,5 метра - больше, чем любая из предыдущих. Верхнюю палубу «Смерти» очистили от надстроек, труб, кнехтов и мачт, покрыли досками и установили два деревянных ангара, в которых размещались 10 «летающих лодок» М-9. Вывод и разворачивание самолетов осуществлялись в пролете между ангарами, а напротив него располагались на железных кронштейнах деревянные спуски на воду.

Правда, вдоволь повоевать «Смерти» не удалось - несмотря на то что переоборудование выполнили в очень короткие сроки, баржа прибыла в район военных действий, когда они уже сворачивались. Впоследствии «Смерть» была переоборудована обратно в речную военно-транспортную баржу.

Суммируя боевой опыт Волжского воздушного дивизиона, необходимо отметить, что это было уникальное подразделение. Ведь если авиация из сухопутных самолетов, базировавшихся на наземных аэродромах, но действовавших в море, имелась во многих странах, то сухопутная авиация из гидросамолетов, базировавшихся на реках и озерах, существовала только у нас...

Юрий ДАНИЛОВ








Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: