Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




След британского НЛО

Из поля зрения российских историков техники выпала судьба во всех отношениях необычного летательного аппарата, рухнувшего в заболоченные леса под Брестом 21 июня 1941 года. Причин такому недопустимому забвению несколько. Во-первых, как он значился в официальных документах, самолёт в форме идеального диска был с похвальной оперативностью в обстановке высочайшей секретности эвакуирован на один из испытательных аэродромов ВВС, предположительно, подмосковный. Во-вторых, начавшаяся война уничтожила местных жителей - свидетелей того, как по ночному небосклону пронеслась огненная комета, как она, вспоров лесные массивы и поджёгши их, беззвучно успокоилась где-то на огромном пепелище. В-третьих, добросовестно поработали сотрудники НКВД, взявшие с очевидцев подписки о неразглашении, внушившие, будто имело место не совсем удачное испытание новейшего образца оружия, о чём, разумеется, должны помалкивать бдительные граждане. И на фоне всех этих беспрецедентных мер поражает осведомлённость и расторопность американской военной разведки. Восемь лет спустя организовавшей сложнейшую операцию по овладению чертежами и фотографиями НЛО. Часть бесценной информации американцам заполучить удалось. Только, впрочем, часть, не основополагающую. Самое же ценное осталось достоянием советских учёных. Что, по мнению экспертов США, позволило воплотить ряд прорывов в технологиях освоения дальнего и ближнего космоса. Так ли это? Неужели впрямь не хватило собственного научного потенциала? Попробуем разобраться, ознакомившись с деталями захватывающей детективной истории.

Сталин и жёлтая папка

В перестроечные годы российские газеты много писали о разработках Особого конструкторского бюро ОКБ-4, в тридцатые годы минувшего века скрываемого под этой аббревиатурой, в пятидесятые названного НПО «Полёт». Когда упал «брестский объект», одно из подразделений ныне знаменитого предприятия находилось в Омске. Не удивительно, что его талантливые молодые специалисты, задействованные в ракетной тематике, готовили к эвакуации практически не пострадавшую «тарелку» из-под Бреста, затем до винтика изучали её в Сибири. Когда предварительная экспертиза завершилась, жёлтая папка с подробнейшим отчётом легла на стол И.В. Сталина. Вождь, проявив присущую ему дальновидность, распорядился разобраться досконально, использовать в нуждах обороны. Сталин, как свидетельствовали участники давних событий, даже не рассматривал вопрос об инопланетном происхождении неизвестного летательного аппарата. Высказался в смысле, что это абсолютно нереально, что дисколёт - продукт промышленного комплекса Германии. Эксперты, разобравшие НЛО, напротив, полагали, что объект прибыл из-за пределов земной атмосферы. Техник-технолог Валерий Бунин, в 1986 году разменявший девятый десяток, вспоминал тогда, что двигательная установка диска, когда её изучали, просто «кричала» о том, что она предназначена для перемещений в глубоком вакууме, и только кратковременно - в воздушной среде. Бунин ещё подчеркивал, что корабль был беспилотным, по-видимому, управляемым извне. «Мы на нашем уровне знаний позаимствовали из него лишь конструкции множества гироскопов, специалистов по сплавам заинтересовала структура ячеистой обшивки корпуса на основе каких-то композиционных материалов», - рассказывал ветеран.

Агент Ббюм идёт ва-банк

В ОКБ-4 либо в среде офицеров, извлекавших НЛО из брестской топи, вне всякого сомнения, был агент американской военной разведки. Ибо будущие союзники были детально осведомлены о сенсационной находке русских. Но в Омск, где хранился аппарат, попасть было нереально. Иное дело - пятилетие после Победы. Тут уж спецслужбы США, не забывающие того, что сулит выгоду, расстарались на полную катушку. Достойный противник - советская контрразведка не только пресекла эту беспардонную возню, не только вычислила и задержала агента, которому поручили разжиться хотя бы частью уникальной документации по аварийному НЛО, но и схватила с поличным изменника - начинающего, перспективного инженера ОКБ-4. Агентом американцев был выходец из России Исаак Блюм, технический клерк посольства США. Продать «синьки» чертежей НЛО, фотографические негативы, факсимиле заключений экспертов, топографическую копию карты места неудачной посадки в обмен на гражданство и обещание в США работать по специальности согласился Василий Початков. Согласился далеко не сразу, а после почти годовых походов по лучшим московским ресторанам и жирных гонораров, переводимых на именной счёт в Bank of America. Но, как говорится, верёвочка порвалась в самый неподходящий момент. Когда Початков выносил сто листов «синек» с чертежами конструкции узлов НЛО через проходную. Итог измены закономерен. Высшая мера. Блюм, несмотря на то что имел дипломатический иммунитет, не был депортирован за пределы СССР. В лагере особого статуса Соликамска, надеясь на лучшее, ждал. Вот-вот должен был состояться обмен его на провалившегося в Вашингтоне советского разведчика-нелегала Александра Савушкина. Не суждено. Скончался Блюм от крупозного воспаления легких, если верить официальной версии, простудившись на прогулке. Сестра его, одесситка Мария Блюм, в 1985 году, отвечая на вопрос писателя Джона Гэя, бывала ли она на могиле брата, ответила, что в этом не было нужды, так как брат, оказавший бесценные услуги, был помилован, тихим пенсионером умер в Волновахе в 1977 году. Гэй не поленился, съездил на место, найдя могилу, убедился в том, что это правда.

Последствия ошеломляющей встречи

Собственно, эта поездка косвенно подтвердила муссированную в сороковых годах средствами массовой коммуникации США версию, согласно которой помилование Блюма состоялось главным образом потому, что он имел не одну, не две, а целых три встречи со Сталиным, позже названные им ошеломляющими. Ошеломила же бывшего шпиона «глубина интеллекта лидера советского народа и желание знать всё по тематике UFO». Познания эти, надо полагать, существенно приумножил Блюм - человек обаятельный, универсальных познаний, несколько лет курировавший аналитический центр ВВС Америки, занимающийся сбором и анализом информации о необычных летательных аппаратах, замеченных в атмосфере и за её пределами. Джои Гэй, например, утверждает, что Блюм, благодаря феноменальной памяти, воспроизвёл содержание уникальной документации, составленной американцами по следам крушения НЛО в 1937 году на острове Бали. Советским учёным это дало многое. Сопоставив сведения по брестскому объекту со сведениями об объекте, рухнувшем на Бали, они, убедившись в полной идентичности, вдобавок узнали то, чего не знали. В частности, ценнейшими оказались сведения по структуре сплавов обшивки кораблей - лёгкой, «как кора пробкового дерева», тонкой, но «значительно прочнее титановых сплавов». Что называется, хвала Блюму, сумевшему убедить Сталина, что аварийные летательные аппараты - всё же не изделия инопланетян, а совместные довоенные разработки немецких и итальянских конструкторов. Блюм искренне верил в то, что это именно так, и никак иначе. Видимо, с этой верой он и скончался, потому что, «доживая под колпаком контрразведки» не мог знать о том, что в 1966 году из брестских топей, равно как из озера одного из Малых Зондских островов, в состав которых входит Бали, извлекли обломки объектов, недоступных прежде. Гэй пишет: «Фрагменты были настолько радиоактивными, что светились. Естественно, теперь никто не заикался, что это земной, периода тридцатых годов, продукт».

Огни над топью

Всякий мелиоратор скажет, что заболоченным местностям присущи ночные свечения, вызванные выделениями фосфора на гниющих растениях и самовозгораниями болотных газов. Брестские болота, конечно, не исключения. Исключения они, пожалуй, в том, что над теми самыми топями, откуда давным-давно извлекли аварийный НЛО, к которым при советской власти не подпускали посторонних, ныне, как правило, в осенне-зимние сезоны наблюдаются появления крупных, размером с полный лунный диск, шаров, зависающих неподвижно либо затевающих что-то вроде догонялок. Теперь на месте никто никаких исследований не производит. Как справедливо полагает Джон Гэй, из-за крайней дороговизны, чего себе не может позволить небольшое государство. США, напротив, на Малых Зондских островах развернули сеть мобильных научных станций, фиксирующих малейшие шевеления в почве, под ней, над ней, в воде, в атмосфере, в ближнем и дальнем космосе. Программа эта называется «Улитка». Не намёк ли на то, что скорых сенсационных результатов ждать не приходится?

Александр ВОЛОДЕВ









Предыдущая     Статьи     Следущая










Друзья сайта: