Космос - «мир, вселенная и мироздание» (др. греческий), первоначальное значение - «порядок, гармония, красота».
Впервые термин Космос для обозначения Вселенной был применён Пифагором...








Интересные сайты:




Куньлунь - таинственная обитель бессмертных

Великому герою китайских мифов и легенд Стрелку И однажды боги поручили уничтожить десять солнц, засиявших над Землей. Он стрелял из лука так точно и метко, что скоро погасил все лишние светила, испепелявшие землю. Кроме того, И, подобно греческому Гераклу, расправился с могучими хищниками, истязавшими людей, и в благодарность от последних узнал, что на западе, в горах Куньлунь, живет богиня, обладающая эликсиром жизни.

Богиня Сиванму, буквально Владычица Запада, жила за Рекой Смерти на волшебной горе Куньлунь, где росли персиковые деревья, из плодов которых прислужницы Сиванму изготавливали золотой настой, даровавший бессмертие.

Сиванму, повествует легенда, похожа на человека, но с хвостом барса, клыками, как у тигра, любит свистеть; на голове, во всклокоченных волосах, сверкают драгоценные украшения. Ее жилище - горная пещера, а пищу ей приносят птицы. Несмотря на то, что богиня больше походила на родную сестру нашего Соловья-разбойника и ничего, кроме ужаса, не вызывала, Стрелок И не раздумывая отправился к ней. Одолев высокие и опасные Западные горы, И добрался до горы Куньлунь и получил от Сиванму чудесный персиковый настой. Но жить вечно герою было не суждено - жена Стрелка тайком выпила снадобье, стала одной из бессмертных и улетела на Луну.

Придворные историки, неоднократно переписывая китайские и тибетские легенды, умело превращали мифические события в правдоподобные, либо дополняли их действительно какими-то известными реальными фактами. Так, одна рукопись X века до н. э. свидетельствует, что Сиванму - никакая не ведьма, а прекрасная женщина «тридцати с лишним лет», «красотой покорившая мир», знающая толк в музыке и поэзии. У Сиванму есть эликсир вечной жизни, ибо на горе Куньлунь растет дерево бессмертия. На нем зреет плод, и тот, кто съест его, уже никогда не умрет... Но обыкновенным людям, в отличие от супергероя И, достичь вершины этой горы непросто. У подножия Куньлунь лежит пучина Жошуй - Слабая вода. Достаточно перышку упасть на воду, и оно сразу тонет, а лодка с людьми - подавно. Куньлунь окружают огнедышащие горы, и огонь в них горит не переставая...

Желая проверить истинность местных легенд, а также следовать своему сердечному влечению и путешествовать повсюду, пятый царь династии Чжоу, Му Ван, правивший во второй половине X века до н. э., «пересек страну летучих песков (пустыню Гоби) и страну скопления перьев (снега) и посетил Сиванму на Западе», - сообщают «Бамбуковые анналы», древнейшие китайские хроники. «Он пришел погостить к Матери-Царице Запада и пировал с ней над Озером Белой Яшмы, - вторит им старинный даосский трактат. - Мать-Царица Запада пела царю, а он ей, но слова его песен были печальны».

Мифы Древнего Китая рассказывают, что горы (или гора) Куньлунь стали обителью Сынов Неба, спустившихся на Землю вслед за Стрелком И. Они прилетели из созвездия Большой Медведицы и построили в горах дворец, откуда совершали экспедиции в междуречье рек Хуанхэ и Янцзы на удивительных самодвижущихся колясках и делились знаниями с местными жителями. Предания рассказывают, что люди, обученные Сыновьями Неба, научились мастерить летающие колесницы. Во время иньского князя Тана такая колесница долетела до местности Юйчжоу и была уничтожена тогдашним правителем. Только спустя десять лет, когда подул восточный ветер, вновь была изготовлена такая же колесница. На ней прилетевшие жители Страны Запада могли вернуться к себе».

Сыны Неба жили в Долине Бессмертных во дворце, окруженном великолепным садом, в котором бил источник живой воды. В воздухе звучала невыразимо прекрасная музыка, хотя нигде не было видно ни певцов, ни музыкантов... «Правитель Ци, на летающих драконах добравшийся до обители Бессмертных, украдкой записал небесные мелодии и распространил среди людей», - написано в старинной хронике. «А про Ван Цзы Цяо рассказывают, что он был наследником чжоуского князя Лин-вана... Он очень давно начал постигать путь бессмертия у даоса Фу Цю Гуна. Однажды он сел верхом на белого аиста на вершине горы Куньлунь, поднял руки, попрощался со своими домашними, и только через много дней исчез его след...»

Весьма вероятно, что в те доисторические времена, когда боги посещали нашу планету, они нашли райский сад в Эдеме, полноводные реки в Сахаре и Шамбалу в Куньлуне. Но ныне Куньлунские горы сухи и голы; активная вулканическая деятельность давным-давно прекратилась, и пустыня поднимается по склонам гор до высоты вечных снегов. Водные потоки, рождающиеся из льдов высочайших массивов, скудны и иссякают, выходя на равнину. Только три реки - Яркенд, Хотан и Черчен - в летнее время, когда тают ледники и снега, углубляются в пустыню.

Гигантскую горную цепь Куньлунь называют позвоночным столбом Азии: от Памира хребты уходят далеко на восток Китая и пересекают весь материк. По средней высоте они не уступают Гималаям, и многие вершины достигают семи тысяч метров. На самом западе Куньлуня высятся два горных гиганта - Конгур (7719 м) и Музтагата (7579 м). С них спускаются ледники, но из-за крайней сухости длина ледников невелика.

К югу от гор лежит безлюдный, мрачный и холодный Джантанг - часть Тибетского нагорья, к северу - самая большая азиатская пустыня Такла-Макан. И только между горами и пустыней цветут оазисы; реки Куньлуня их орошают. Эти оазисы густо населены: в двух из них - Кашгарском и Хотанском - живут два с половиной миллиона человек. Славятся оазисы виноградом, гранатами, айвой, персиками, абрикосами, грецкими орехами. Возможно, именно здесь и находилась легендарная обитель Бессмертных.

Через заоблачные горные вершины Куньлуня издавна проходили старинные караванные пути из Китая в Индию, способствовавшие развитию культурных и торговых связей между Западом и Востоком. Наиболее древней тропой на запад был Нефритовый путь.

Поделочныи камень зеленого, реже белого, серого, черного цветов - нефрит - необыкновенно высоко ценился за красоту и прочность, считался символом удачи, доброты, смелости, мудрости и чистоты. Люди верили в его защитные и целительные свойства, открывающие человеку путь к бессмертию. В Древнем Китае из этого минерала делали различные культовые предметы: треножники, вазы, жертвенные чаши... Сыма Цянь, один из первых китайских путешественников, описывает нефрит как «камень, который по окраске не сравнить со снегом, по влажности - с дождем, по глянцу - с жиром, по блеску - со светильником». «Однако, - пишет Сыма Цянь, - добыть его очень трудно. Для того чтобы достичь гор Куньлунь, где нефрит добывается, придется переправиться через две реки и шесть озер. Только сто из тысячи и десять из ста путешественников возвращаются домой невредимыми».

Чжан Цянь, посетивший Центральную Азию в 140-130 годах до н. э., упоминал, что в Хотане процветала добыча нефрита для отправки в Ханьскую империю. Посредниками в торговле нефритом между Хотаном и Китаем выступали вплоть до III века до н.э. племена юэчжей, занимавшие обширные просторы Центральной Азии.

В наше время исследование Куньлуня не прекращается, слишком много еще белых пятен в этих горах. Китайским топографам удалось наблюдать в верховьях реки Керии вулканическое извержение. Следовательно, в глубине азиатского материка тектоническая деятельность время от времени проявляется.

Сторонники гипотезы существования снежного человека связывают с труднодоступным Куньлунем один из его ареалов обитания. Проблемой занимался когда-то советский географ Эдуард Мурзаев. Он записывал услышанные рассказы жителей горных долин. В поселке Ташкурган один старожил вспоминал, что одиннадцатилетним мальчиком видел снежного человека - ябалык-адама, которого убил его дядя-охотник. Снежный человек был покрыт густой шерстью и отличался сильно развитыми надбровными дугами. Ташкурганцы уверяли, что теперь у них ябалык-адама нет, он ушел на восток, в верховья реки Яркенд.

Еще одна загадка Куньлуня - озеро Лобнор. Впервые достоверные сведения об этом пустынном водоеме, расположенном при «входе» в пустыню Такла-Макан, собрал Н.М. Пржевальский. В 1876 году он посетил берега озера, изучил и описал его. В плоской впадине, среди сверкающей белизны солончаков и сыпучих песков, это озеро выделялось ярким голубым пятном. Во время весеннего перелета над озером стоял неумолчный гомон пернатых. Сюда к водопою сходились следы осторожных зверей пустыни: диких верблюдов и газелей-джейранов. В высоких тростниках, окружающих водоем и дельту Тарима, единственной реки, впадающей в Лобнор, за кабанами охотился тигр.

Озеро в пустыне, замкнутое со всех сторон и не имеющее стоков, было очень мелким и, что удивительно, пресным. «Вода везде светлая и пресная»,- отметил Пржевальский в своей книге «От Кульджи за Тянь-Шань и на Лобнор». Он нанес берега водоема на карту и определил его координаты. Когда же по следам знаменитого географа пришла экспедиция Э. Мурзаева, озера в указанном месте не нашли! На обширной площади, где еще сто лет назад ветер поднимал волны, а рыбаки ловили сетями рыбу, простирались топкие и сухие солончаки с «окнами», озерками соленой воды. Место бывшего озера заняла пустыня. Однако другому путешественнику, геологу Е.И Селиванову, удалось обнаружить «новое» озеро Лобнор, разлившееся в нескольких десятках километрах к юго-востоку от прежнего. «Оно лежало в низменных берегах в плоской чаше и уходило далеко на юг, сливаясь с горизонтом», - отметил ученый.

Лобнор оказался удивительным озером, редчайшим явлением природы - кочующим водоемом, а его перемещение связано с особенностями неустойчивого режима реки Тарима и ее притока Кончедарьи, имеющих в низовьях плоские русла и потому время от времени изменяющих свое направление.

Ирина СТРЕКАЛОВА









Предыдущая     Статьи     Следущая











Друзья сайта: